Развлечения

Автостоп – это вам не сказка, или из жизни отшельников в сибирской тайге

Опубликовано 31 октября 2014 в 14:08
0 0 0 0 0

Kristine_Potter_07

«Автостоп – это вам не сказка» — это мем, известный в узких кругах друзей и знакомых TNR. Возник он следующим образом: как-то мы ехали в маршрутке, впереди две девушки разговаривали про автостоп. Вдруг к ним поворачивается мужчина и с искаженным то ли от ужаса, то ли от злости лицом начинает повторять: «Автостоп – это вам не сказка… Автостоп – это вам не сказка…». Девушки растерялись, и оставшуюся часть пути проехали молча. Действительно, про некоторые вещи только поговорить приятно. На практике, все гораздо жестче и прозаичней. Наш сегодняшний собеседник тоже мог бы закатить глаза и прохрипеть страшным голосом: «60 дней в тайге, когда с собой из продуктов одна соль – это вам не сказка». Но он оказался более стойким бойцом…

Kristine_Potter_06

Наш отшельник, в прошлом подающий надежды художник, живет глубоко в Алтайских горах вот уже более 10 лет. До этого 6 лет как Максим Горький ходил пешком по России. Конечно, он забрался не так далеко, как Агафья Лыкова, и интернет у него даже есть. Но выживать на 4 тыс. в месяц – само по себе уже экстрим. А если вокруг еще горы и холодное Телецкое озеро под боком, то просто оторопь берет. Так что беседа наша была очень поучительной. С духовной точки зрения она нас обогатила, а с нравственной – воспитала. И мы, как обычно, спешим поделиться с вами всем самым интересным.

TNR: Вы всегда мечтали стать отшельником и жить на задворках цивилизации, или это случайно так вышло?

Отшельник: Никогда не мечтал ни о чем подобном. Другое дело, что жизнь моя сложилась так. Я все время в путешествиях. У меня мама с папой геологи, и я вместе с ними все детство мотался. Жили мы от Байкала до Кавказа. За школьные годы я сменил тринадцать школ.

TNR: Кто вы по профессии?

Отшельник: Вообще, я художник-дизайнер. Окончил Новоалтайское художественное училище. После училища я предлагал много проектов для своего города, всем нравилось, здорово, ура, а как дело доходило до реализации, оказывалось – никому ничего не надо. Варили обыкновенные киоски и хватало. Сейчас, слава богу, все изменилось, но я уже ничем не занимаюсь. В какой-то момент я просто ушел к себе на кухню и написал около восьмидесяти картин. Это была серия «Мысли об архитектуре». Одна выставка проходила и в Новосибирске, в 91 или 92-м году, не помню.

Kristine_Potter_08

TNR: Сейчас продолжаете рисовать картины?

Отшельник: Нет, перестал. Не вижу смысла. Однажды я увидел бесконечность формообразования, и мне стало это не интересно. По сути, я сейчас нахожусь в вечном вдохновении.

TNR: Мы слышали, что вы ходили пешком в Париж. Это правда?

Отшельник: Да, правда. В 94 году я влюбился в Надежду Рублеву, и мы решили предпринять с ней такое путешествие. Наш поход был официально зарегистрирован в Управлении культуры г. Барнаула. Назывался он «Пеший переход Барнаул-Москва-Париж», и проходил под девизом «Коллективный портрет русской души». Мы вышли из Барнаула с двумя рюкзаками, в которых были палатка, котелок, лапша, одежда. У Нади килограмм 18 за спиной, у меня около 50. И вот так мы, имея в кармане 200 рублей, рванули в неизвестность.

TNR: Дошли до Парижа?

Отшельник: Мы дошли до города Владимира, и шли 6 лет. Можно было конечно быстрее пробежать эту дистанцию. Но тогда потерялся бы весь смысл нашего путешествия. Потому что в пути мы постоянно встречали разных людей, и были беседы о душе, о любви, о счастье, и беседы эти не имели времени. Не уйдешь от человека, не договорив. Люди у нас в стране просто чудесные. Очень много было приглашений, то в баньку, то поночевать. И интерес к нам все время возрастал, про нас пресса много писала, а к городу Владимиру этот интерес угас. Владимир – некая точка, когда душевные беседы исчезли.

TNR: А почему исчезли?

Отшельник: Видимо, меркантильные интересы людей ближе к Москве преобладали над душевными беседами. Поэтому на нас уже просто как на идиотов смотрели. А назад мы на поезде приехали в 2003 году, как раз на пасху.

Kristine_Potter_09

TNR: И каково было вернуться в обычную жизнь после 6 лет скитаний?

Отшельник: За эти 6 лет люди нам столько всего порассказали о своих бедах, радостях, счастьях-несчастьях, что когда берешь это себе в сердце, это может разорвать кого угодно. И мы переполнились, что ли. Нам надо было куда-то уйти, что бы немного все это переварить. И мы с Надей в 2003 году рванули в Хакасию. Жили в палатках, кушали, что дает тайга. Я ловил рыбу. И из продуктов у нас с собой была только соль. Ни масла, ни сигарет, ни хлеба. Местные крутили у виска, вот два придурка, идут черт знает куда, в глухую абсолютно тайгу.

TNR: Медведей видели?

Отшельник: Медведи были где-то рядом, но мы их не видели. Хотя малину собирали с одного поля с медведями. Это видно, потому что медведи оставляют следы, они катаются и подгибают кусты. И мы настолько, напитавшись этой пищей, которую тайга дает, очистились, что на наших, извиняюсь, какашках бабочки сидели, а не мухи. Невероятный духовный рост. После этой чистки в городе находиться вообще не захотелось. Поэтому, когда мы через 60 дней вышли оттуда, нам понравилась эта тупиковая деревня недалеко от озера Телецкое – Бийка. Здесь я до сих пор и обитаю.

Kristine_Potter_25

TNR: Расскажите про ваш быт. Тяжело ли городскому человеку жить вот так в глуши, без канализации и центрального отопления?

Отшельник: Если сразу городской человек переедет, наверно это не просто. Но дело в том, что вся моя жизнь была как поход. Я к этому привык, и мне это абсолютно было легко, и даже более комфортно, чем в городе.

TNR: Есть ли у вас какие-то ограничения в пище?

Отшельник: Никаких. Что есть, то и ем. Я привык, я могу долго обходиться без каких-то продуктов, и на мое психическое состояние это не действует. Года три назад я пару месяцев питался одной только тыквой, и чувствовал себя очень даже хорошо. Бывает, что приходится есть один хлеб и макать в подсолнечное масло. Главное покой внутри на этот счет.

TNR: Чем вы зарабатываете на жизнь?

Отшельник: Дочка Соня у меня открыла 7 лет назад зоо-ателье, и шьет на собачек комбинезоны, одежду, ботиночки делает. А у нее много друзей, которые организовали свои ветеринарные клиники. Я шью для этих клиник бандажи. Когда животным делают операцию, чтобы они не разлизывали швы, им надевают эти бандажики. Вот мне этих денег хватает на проживание.

TNR: Вы уже много лет как разведены. Тяжело ли дается усмирение плоти?

Отшельник: Да, конечно тяжело. Но ее усмирять не надо, это бесполезное занятие – усмирять плоть. Плоти нужно дать то, что она хочет. Если ты хочешь чего-то сильно, зачем усмирять? Это же будет кошмар, а не жизнь.

Kristine_Potter_19

TNR: И что вы делаете, когда накатывает плотское желание? Молитесь, или может, идете рубить дрова, как Маяковский?

Отшельник: Главное переждать это желание. Т.е. не бежать сломя голову сразу, а попытаться переждать. И тогда силы находятся, и желание просто растворяется. И оказывается, это не было такое уж невыносимое желание. Просто работа ума.

TNR: Отказ от каких благ и возможностей цивилизации дались вам наиболее тяжело, а какие потери вы почти не заметили?

Отшельник: Единственная потеря, которую я действительно замечаю, так это когда из меня любовь уходит. Это чувство, когда тебе хорошо внутри, когда душа поет. Когда я это чувство терял, вот это была трагедия. Конечно, были привычки и к людям, и к местам, но как-то себя настраиваешь, что ничто не вечно. И какой тогда смысл привязываться к тому, что не вечно? Похоже, это состояние внутреннего блаженства – вот это достойный поиск. Но я не против ничего мирского ни в коем случае.

Kristine_Potter_21

Столь поучительный пример нас очень взволновал. Но питаться одной тыквой даже пару дней – это слишком тяжелое испытание. Так что мы решили оставить невероятный духовный рост тем, кто его больше заслуживает. Мы же останемся в городе – этом оазисе комфортной жизни, вечном празднике всех самых дурных человеческих наклонностей, где будем и дальше прожигать жизнь и морально разлагаться.

Автор: Светлана Нечитайло

0 0 0 0 0
Вконтакте
facebook