Развлечения

«Читайте книги, а не рэп»: поэтическая баталия развернулась в одной из новосибирских библиотек

Опубликовано 25 ноября 2014 в 17:57
0 0 0 0 0

IMG_7004

Литературный фестиваль «Белое пятно» уже не первый год проходит в нашем городе и носит уже традиционный характер. В этом году порядок поэтических встреч был подчинен заморскому термину «батл» и представлял собой немного парадоксальное соревнование поэтов преклонного возраста и молодых дарований, куда больше вписывающихся в формат поэтического джема. Специальным гостем мероприятия по приглашению Гёте-Института в Новосибирске стала австрийская поэтесса Энн Коттен, с кем мы пообщались о России, Сибири и феминизме.

IMG_7016

Энн Коттен – родившаяся в штатах, живущая в Вене, и пишущая на немецком языке поэтесса, в России впервые. Девушка, олицетворяющая собой спокойствие, мудрость и лёгкий снобизм Западной Европы, внимательно вслушивается в выступления каждого сибирского поэта, решившего попробовать свои силы в этой поэтической баталии. Поэтесса делает какие-то пометки на полях, записывает понятные ей русские слова. Как выясняется позже, с русским языком Энн уже успела познакомиться, и даже написать на нём парочку стихотворений. Одно из них, про Владимира Путина, особенно развеселило публику. Слегка грубоватый, мужественный вид: тяжёлые ботинки, напоминающие берцы, классическая белая рубашка, небрежно повязанный на плечах свитер и ни намёка на косметику, – заставляют с каким-то особым вниманием и интересом вслушиваться в её речь. Работы Энн значительно отличаются от тех, что читают местные авторы. В них больше абстракции, отсылок к чему-то экзистенциальному и меньше воспеваний положительных чувств и эмоций.

IMG_7021

К слову, о воспеваниях и контрастах. Участники фестиваля «Белое пятно» очень и очень разношёрстны: от зрелых жительниц области, читающих о садах и далёкой первой любви, до экспрессивных и брутальных бородатых мужчин, громко скандирующих бредоватый набор слов. Последнее, кстати, оценивается и принимается как судьями, так и публикой, с куда большим интересом, что не может не огорчать группу поддержки поэтесс, немого переступивших порог бальзаковского возраста. «Ах какой! Двойку ставит и смеётся ещё!», – возмущенно переговариваются зрительницы, не понимающие ни слова «батл», ни новомодной поэзии.
Фестиваль проходит в два тура, прерываясь на выступление гостьи из Вены. Энн Коттен читает свои произведения, переводчик синхронно воспроизводит их на русском языке:

Позабыла я, как пьют
— дрожь бутылки вокруг рта
будто рядом с ульем пчел оса —
и забыла, как ревут
— пульс в глазах бессилие пса:
чешется и гонит воду
улиц вдоль по желобам –
и забыла, как целуют
— нос зажат рукою, рот
язык морщится пилюлей,
кум-заика встает за мораль:
ну, жена, входи давай.
Кажется, лишь кое-что еще я знаю
— снизу раною дыра
я трясусь, мышь-нетопырь
словно дым, ошарашена грозой
когда великие дела решатся
прояснится ли?

Оставленные

TNR: Энн, Вы в России впервые: на что вы обратили внимание прежде всего, попав сюда?

Энн: Настоящие индейцы ничему не удивляются (смеётся)

TNR: Вы выступаете в защиту феминистских идей в Европе, а заметили ли вы это явление в России?

Энн: Здесь существуют разные эстетические традиции. Здесь женщины немного сильнее. Здесь ты должна вести себя как мужчина, чтобы не показывать слабость. В каждом большом поселении некоторые явления кажутся более изолированными. Россия – большая страна, как и США. Между людьми здесь меньше связи, а иерархические структуры развиваются активнее. Потому-то их и разрушать сложнее. В России, как и в Америке, с одной стороны, больше свободы, а с другой – жестокости. Если представить, что Европа и Россия – тесто, а феминизм – яйцо, то в европейских странах феминизм входит легче, потому что они меньше.

IMG_7036

TNR: Чем русский человек отличается от европейца?

Энн: Много русских так же живут и в Берлине. Я не обращаю внимания на какие-то типичные черты. Интересно наблюдать, в чем разница между иностранцами, которые живут за пределами своих стран, и в них, дома. Я, к примеру, много времени провела в Японии. Для меня на первом месте стоит культура этих стран и людей, в них живущих. Мне особенно была интересна культура отдыха в разных странах и различия между ними. К примеру, в Японии тоже есть бани, как и в России, где очень холодно. Вообще, обе эти страны имеют сильную культуру, огромную историю, в плохом и хорошем смысле этого слова. Они не входят в структурное деление стран первого и третьего мира, они обе где-то посередине, тем и интересны.

IMG_7040 Kopie

TNR:Почему героем вашего стихотворения стал именно Путин?

Энн: Я увидела фото, где Путин позирует с коалой, и спросила себя, кто это такой, этот Путин. Понятно, что это просто человек, за которым стоит политика. К сожалению, я очень далека от политики, поэтому показала Путина просто как фигуру: с коалой, единорогом и так далее.
TNR: А нравится ли вам творчество каких-нибудь русских писателей?
Энн: Мой выбор очень ограничен, натыкаюсь случайно. Люблю Есенина, Маяковского. Недавно я слышала стихи Михаила Айзенберга. А в остальном, знаю только прозу. Моя подруга переводила стихотворения русских заключенных женщин в 70-х годах. К сожалению, не вспомню ни одного имени, но было очень интересно почитать. Сейчас я читаю книгу о покорении Сибири. Меня вообще очень занимает всё, что касается колонизации. Я хочу изучить эту социологическую реальность со всех сторон. Это разнообразие срезов и общества, и природы Сибири. Вся Земля – это организм, и чтобы правильно жить в этом мире, нужно знать мудрость народов, которые её населяли. Сибирские народы – очень хороший пример того, как можно жить в гармонии с природой.

IMG_7052

TNR, погрузившийся в атмосферу интернациональной поэзии, ещё чётче осознал, что каждому – своё. Ставить в одни и те же условия разноформатных людей, в данном случае, поэтов – большая ошибка. Рамки баталий и батлов должны поддерживать в первую очередь те, кому это близко, на наш взгляд, мероприятие увенчалось бы большим успехом, если бы организаторы ориентировались на современную поэзию молодых авторов, несущих что-то новое в этот мир. Но, несмотря на это, искусство остаётся искусством, и приобщение к прекрасному всегда возвышает. Так что, настоятельно рекомендуем нашим читателям вместо того, чтобы бессмысленно позволять своему времени утекать в различные псевдоинтеллектуальные паблики или глупые двадцатиминутные ситкомы, стряхнуть пыль с томика Блока или Пушкина, которые есть в каждой домашней библиотеке советского человека, и позволить словам классиков поиграть со струнами вашей сибирской души.

0 0 0 0 0
Вконтакте
facebook