Развлечения

Эволюция на Волге: русские автомобили

Опубликовано 17 августа 2015 в 14:59
0 0 0 0 0

Автомобиль — очередной предлог капитуляции человечества, конструктор Люцифера и еще одна индустриальная травма планеты. Когда Никола Кюньон помазал колеса паровым двигателем, он был перевозбужден армейскими мотивами и подтолкнул человека стальным пинком к новому механизированному пути — к самоуничтожению и желанию  убивать друг друга. Новое армейское изобретение пылью осело на гражданском конвейере и социальной лени — Дарвин улыбается и курит трубку через ухмыляющиеся скулы.

GXjxkoEH8zw

Машина сделал людей тупыми, сузив мужской интеллект до примитивной мечты, стала концом дихотомии бесконечной паутины интересов и финансовой удавкой на шее. Мир давно бы горел в космосе от судного апокалипсиса, вселенская птица выклевала бы металлические крошки с мясной начинкой, если бы среди мирового хлеба автопрома не было бы плесени — русских автомобилей.

-Gzrnh_O8bw

Под словами «мазохизм» и «индустриальная тирания» мы понимаем русскую «копейку», выезжающую из клубов дыма преисподней. То ли обезвоженный двигатель просит воды, то ли черти коптят очередную партию феминисток, — никому не понятно, откуда струится дым под аккомпанемент  ревущего монстра в ржавеющем гробу. Круглые соски словно на дряхлой бабке мерцают в ночи в разные стороны, а старый карбюратор в обряде бензинового транса отрывает на распашку финансовые ставни и в истерическом порыве хлюпает над униженным водителем. Карбюратор так же жадно чавкает, как черный любовный орган в заднице белокурой анорексички, выпивая октаны до последнего пара.

Русский автопром — здоровенный негр, который сидит на заднем сидении, монотонно дышит в затылок и стереотипами держит водителя на острие жизни, не давая потребительскому механизму повернуть эволюцию вспять.

JRRVJ6XmqsE

Наша теория заключается в том, что запас определенного вида автомобилей на рынке быстро исчерпывается и должен безостановочно пополняться, перенасыщаться, давать что-нибудь новое, вызывающее, постоянно забрасывать в человеческий пруд новую прикормку, чтобы потребители не приедались к старому. Запад с этим успешно справляется, но Россия стала сломанным ручным тормозом мировой индустрии, которая сопротивляется и облизывает искрами всадников апокалипсиса на красных феррари. «Жига» — вирус Скайнета, который токсичней «Амиго».

qh7sMD7IGKY

Кроме того, русская консервная банка всегда держит водителя в напряжении, заставляет решать одновременно миллиард задач, идти на риск, напрягать мышцы проветренной плоти, расширять зрачки через лопнувший лобовик, предвкушать только плохое, а значит быть в эпицентре жизни, развития и борьбы за культурную идентификацию.

Пока Запад развивает автомобиль, в России развивают крепкую пуленепробиваемую личность, способную создать параллельную и более сильную культуру, которая станет скорее общемировой нормой, чем оплотом иррационального. Сегодня человек стремится к корням, к земле, убегает от отравляющего бдительность комфорта к острым ощущениям и естественной продукции, от пустоты к звездному небу и призрачному встречному ветру.

9XmKYpNkyD4

Русский «таз» — основная волна в новом течении провинциализма, он стал кистью в искусстве искупления человеческих потребительских грехов, в первую очередь, перед самим собой, поэзией свободы и исповедью народного масштаба, которая позволяет держать аппетит на приемлемом для прогрессирующего общества уровне. С этой машиной у вас никогда не будет вины за излишество, ведь она делится не только возможностями, но и катализирует сверхчеловеческие ресурсы.

0 0 0 0 0
Вконтакте
facebook