kirill
kirill 19.09.2016

Изнасилование онлайн. Эксперты — о реальных проблемах виртуальной жизни подростков




В последнее время в новостных лентах СМИ появляется все больше историй об изнасилованиях, заснятых на пленку и выложенных в сеть. Но все издания, обратившие внимание на проблему, лишь смакуют информацию об издевательствах над юными девушками, ставшими жертвами тотальной публичности, выкладывая скандальные подробности и видео. И ни в одном тексте  не попытались проанализировать ситуацию и понять, что происходит с виртуальной жизнью современных подростков, которая все больше походит на страшные сюжеты романов-антиутопий. The Novosib Room поговорил с психологом и философом о реальных проблемах молодежи в сети.

Лиза и Яна — жертвы подобных случаев в Новосибирске. Два шарика пинг-понга, которые мечутся между ракетками позиций и мнений, между волосатыми ногами и камерой телефона, между позором и надеждой на счастье. Для этих несовершеннолетних девушек прошлое теперь никогда не станет чужим, как это часто бывает со временем. Оно стало одновременно настоящим и будущим. Дух прошлого все еще здесь, он с ними и всегда будет наступать больно на пятки или бить обухом по голове, оставляя тупую боль послеобеденного сна. На наших глазах совсем юных девушек подхватила буря скандала, та несправедливость, которая откусывает года, пережевывая их в секунды, превращает молодость в стаю морщин, словно на сыром от слез лице появляются черви, знаменуя старость. Пора дать фундаментальный ответ на безнравственный вопрос новосибирской молодежи.

Денис Саблин
философ, психоаналитик

1

Генезис этого явления удобнее смотреть в динамике.

Показательный пример: в свое время, лет десять назад, когда в массовое употребление стали входить мобильные телефоны с камерами, на которые любой рядовой обладатель такого устройства мог снимать видео, подростковые психологи отметили резкий скачок агрессии в среде школьников.

Достаточно часто стали происходить ситуации, когда подростки принимались унижать или избивать кого-то из сверстников, причем происходило это «при всем честном народе», среди дня, открыто, в общественных местах. Когда же учителя, взрослые, служители правопорядка пытались пресечь ситуацию и разобраться в чем дело, виновники без тени стыда, на чистом глазу говорили: «А чего такого? Это же мы просто кино снимаем!»

Собственно, тут и обнажилась обратная сторона той социальной функции, которую несло нам «важнейшее из искусств»: потому мы и жаждем часами смотреть как некий герой на экране сотнями крошит тела врагов, взрывает здания, грабит банки, свергает власть и т.п. – делает всяческого рода асоциальные и противозаконные поступки. Он «за нас», от нашего лица реализует всё, то что мы бы бессознательно (и сознательно) хотели сделать, но этический или уголовный кодекс нам не позволяет. В этом и заложен механизм социальной (или идеологической) регуляции: позволить всем деструктивным и агрессивным фантазмам людей реализовываться в неком локальном (виртуальном, вымышленном, ритуально регламентированном и т.п.) пространстве, сублимироваться там, чтобы «в реале» и повсюду этого делать уже не было необходимости.

И, допустим, человек принимает эти правила игры: «в кино – можно, в реале – нельзя». Но вот в руки человека, принявшего эти правила, попадает камера (спасибо техническому прогрессу), и он честно продолжает по ним и действовать: «А чего такого, это мы просто снимаем кино! Тут-то, на экране, всё можно! Мало того, тут только так и нужно!»

Эти волны внезапного «бесстыдства» с тех пор то и дело накрывают мир: и простое обладание камерой, легализующее агрессию, сменяется трендом на мгновенную публичность («Причем тут этика? Я же просто лайки набираю!»), конвенциональные лимиты агрессии расширяются до сексуальных перверсий и т.п. Границы, с одной стороны, позволенного, интимного, а с другой – аксиологически статусного пересматриваются, обоюдно трансформируясь постепенно формируют иные контуры.

Но механизм регуляции в культуре все равно исправно работает – место табу где-то, да должно быть – и после каждой новой социально значимой технической новации, обнажающей «сбой» предыдущих правил, возникают силы компенсации, в область «неположенного» вытесняются иные феномены. Смотреть на теперь уже узаконенное «мэйнстримовское», делать не табуированное становится не интересно, ведь сублимации в этом нет, и тренды меняются. Впрочем, зачастую надолго оставляя на теле общества глубокие шрамы.

 

Никита Яночкин
практикующий психолог

2

Происходящие события — индикатор характерного синдрома духовно, нравственно и психически больного общества.

Последние 15 лет главными воспитателями современных детей были телеканалы вроде ТНТ со всевозможными реалити-шоу, провоцирующими телезрителей выставлять напоказ свою жизнь, в том числе интимные отношения.

Тема демонстрации сексуальных отношений в пресловутом «Доме-2» всегда была стержневой сюжетной линией проекта — иначе как популяризацией сексопатологических отклонений и не назовешь.

Детки подросли и мы пожинаем, то что посеяли. Стремительное увеличение порнографического контента и массированные атаки СМИ на сознание молодежи привели к тому, что такие извращения, как вуайеризм и эксгибиционизм стали восприниматься в качестве социальной нормы, перекочевав из телевизионного пространства в мир реальный. Причем с развитием интернета это явление приобретает публичный характер.

Важно отметить, что вуайеризм — это не просто влечение к подглядыванию за половым актом других людей, согласно Международной классификации болезней (МКБ-10) — данное явление входит в группу диагнозов F65 и классифицируется в качестве расстройства сексуального предпочтения. С точки зрения современной психиатрии — это есть самая настоящая психическая патология.

Чувство интимного стыда — один из основных показателей здоровой психики. Если телезрителя в течение достаточно длительного времени призывают «раскрепоститься», отбросив стыд, то фактически делают его инвалидом.

В итоге такое поведение может привести к полному распаду личности, напоминающему по своим клиническим проявлениям последнюю стадию шизофрении.

Уже несколько лет подряд Новосибирск становится фигурантом многих не только локальных порно-скандалов, но и достаточно крупных провокаций. Некоторые из них имели весьма пошлый и похабный характер, сюда можно отнести: «заплыв на резиновых куклах», показ оперы «Тангейзер», выступление скомороха Шнурова на государственной площадке. На мой взгляд, это свидетельствует о том, что общество утратило высший смысл своего существования: разрушаются традиционные семейные устои, размывается понятие греха. Значительная часть молодежи отказывается от духовных устремлений, заменяя их ценностями общества потребления и насаждением культа развлечений, что естественно подавляет совесть и шизофренизирует сознание.

Кирилл Цветков
главный редактор сайта The Novosib Room

кирилл

Технический процесс стал очередным оружием насилия. Свидетельства насилия, выложенные в сеть, позволяют человеку снискать свою славу, продержаться чуть дольше на вершине одобрения, порицания или оценок.

Весь мир свелся к оценкам. Теперь микроскопом мы пользуемся, чтобы увидеть угнетенное прошлое, ДНК стало формой обвинения, а телефон — средством созерцанием разврата. Искать причину этой проблемы и способы ее решения — бесполезно. Остается только подставить руки и попытаться смягчить удар нашей цивилизации. Поэтому идеи улучшения общества или социальной справедливости еще в ХХ веке ушли на второй план, ведь с каждым столетием глупых людей становится все больше и больше, а методы борьбы все глубже зарываются в беспамятство и равнодушие.

Возможно, родители Яны, которую в сети заклеймили «солевой» из-за вида наркотиков, или Лизы, подвергшейся изнасилованию в состоянии алкогольного опьянения, недостаточно глубоко вбили гвозди нравственности в их пострадавшие от информационного терроризма головы. Но ни родительский фактор, ни алкоголь как общепринятый метод пикапа, ни мораль, которая эволюционно прививалась лишь в религиозных общинах, не имеют отношения к сексу с несовершеннолетней на камеру. Никакие бастионы знаний и основ не имеют отношения к неочевидным трактовкам событий, которые раньше происходили за пределами объективов вездесущих камер и чаще всего оставались в тайне.

Люди сидят на диете из психологии, религии и философии и постоянно терпят поражение в бессмысленной борьбе с аморальным. Диванные болтуны, объединяя мысли в зонт, пытаются спрятать людей от кислотного дождя похоти, что разъедает даже самые крепкие сердца. Даже молчаливое большинство тужится и выдавливает из себя груду слов, из которых лишь можно сколотить прочную скамейку и встать немного выше, чтобы лучше видеть зазор между мышлением и грузом прошлых лет.

Отныне интеллектуалом должен называться человек, который собирает телефоны на «вписке» и прячет их в надежное место, запирает прогресс, как запирает чужое огнестрельное оружие охранник перед входом в клуб.

Молодость — это время, когда и нужно совершать ошибки. Ошибки, которые должны оставаться за пределами документальных съемок и следующего за ними шантажа и травли. Молодость — это сексуальность и природа, нечто стихийное, неуправляемое и дикое. Нельзя понять молодость, как нельзя до конца изучить природу и стихию. Групповые издержки молодости были и в каменном веке, есть сейчас и будут в далеком будущем, это вторичный концепт, призывающий одновременно к уничтожению молодости и становлению зрелости. Поэтому сейчас технический прогресс стал лишь визуальной сплетней, возможностью затащить к себе в постель проявления молодости и порой сдерживающим фактором, который подавляет желания, оставляя его, словно сладкий десерт сублимации, на потом.

Проблема секса несовершеннолетних на видео — ровно в том, что она записана на видео. Факт того, что половая жизнь человека снимается на камеру — это брак современного общества, желание укротить интимное таинство объективом камеры, которое оборачивается осечкой для каждого участника. Попытки отнять телефон, который уставился жгучим глазом циклопа на голую девушку, умирающую собаку или танцующего со смертью наркомана, можно сравнить с попыткой спрыгнуть с небоскреба и не расшибиться о реальность. Но с тех пор, как нажата кнопка записи, становится уже слишком поздно.

 


в центре внимания Вернуться на главную

цифра дня 466 000 000 Столько денег возместили преступники, дела которых вело новосибирское управление СКР
цитата дня "Я всю жизнь играла мальчиков и девочек, Амплуа "травести" вообще редкость в театре, поэтому невостребованности я никогда не ощущала. Кстати, роли мальчишек у меня всегда получались лучше, чем образы девочек"
– рассказывала Зоя Булгакова.