Общество

Как изменилась жизнь в Новосибирске за последний год?

Опубликовано 16 июня 2016 в 14:31
0 0 0 0 0

Человек — социальный зверь с ампутированными городом порывами. И как и любой зверь, он постоянно развивается, тошно листает страницы своих дней и приобретает некую форму под лезвием ножа в позолоченной рамке культуры. Сегодня мы пытаемся сорвать социальную цепь с тонких шей, разбить звенья обязательств камнем, который рассыпаясь, превращается в заварку, а завтра мы уже облизываем эту цепь, принимая ее за шарф крупной вязки. Все в Новосибирске обсосано и избито — ничто не перманентно, не может заржаветь, все гнется и меняется. Мы собрали несколько обстоятельств, которые, как им и полагается, погибли под натиском новых цифр и статистических данных, оставив за собой лишь унизительный след человеческой слабости, в который наши предки будут тыкать носом распадающуюся на куски личность.

Новосибирцы стали реже воровать цветы с городских клумб и продавать их на Центральном рынке

Воровство цветов с городских клумб в Новосибирске должно было погаснуть, как костер, и больше никогда не разгораться — даже с меньшей силой. Все же остались те, кто решил обвести огненным контуром этот аспект и продать ту красоту, которая может похвастаться собой лишь будучи в земле. В начале нулевых около 40% роз возле оперного театра выкопали базарные стартаперы и продали их на ближайшем рынке на ул. 25 лет Октября. 7 лет назад были выкопаны два маньчжурских ореха, под «соболями» вырвали японские спиреи и десятки городских клумб облиняли от городских романтических вшей. Сейчас культура «зеленых дворов» возрождается, и попытки сорвать цветок упираются в невидимые преграды — стены стыда.

Жительницы Новосибирска стали реже писать отказы от детей и чаще подкидывать их в людные места

В 2014 году 129 матерей отказались от новорожденных, в 2015 году — 84, в 2016 — 9. Никто из матерей не бросил ребенка в мусорный бак и не укрыл ледяным покрывалом снега на улице, все они были оставлены в людных и теплых местах, чтобы их обнаружили и увезли в больницу. Всем детям, которых бросили суррогатные матери за последние годы, нашли новые семьи. Ведь дети, как и цветы в клумбах, могут цвести только в семьях.

В Новосибирске в четыре раза выросло число изнасилований, но  стало меньше вымогательств

«Культурная провинция» для Новосибирска больше не является приговором, ведь мы симметрично Москве насилуем девушек. В начале 2016 года в городе было совершено 19 изнасилований, а вот число грабежей снизилось на 15 %. Удовлетворенные сексуальным геноцидом мужчины перестали эстетизировать свою жизнь вокруг материальных ценностей, из-за кризиса они сконцентрировались на утехах, которые войдут в них отдачей тюремной иерархии.

Жители Новосибирска стали больше зарабатывать

В объятиях кризиса в Новосибирской области средняя заработная плата стала около тридцати тысяч рублей. Еще не время продавать волосы, почки, смех, тень и ночь за банку тушенки. В основном люди жалуются на проблемы в жилищной сфере: выселение многодетных семей, размещение в аварийном помещение, непризнание за детьми права на жилое помещение и размещение в детских садах.

В Новосибирской области стали в два раза чаще раскрывать угоны

Народ в погонах действительно уникален: они могут увеличить число раскрытых угонов на 103%, если затянут потуже пояса и встанут на тонкую нить плана, которая может оборваться под натиском сокращений.

Жители Новосибирска стали меньше тратить на одежду

Проблема визуальной самоидентификации ограничилась меткой кризиса. Экономия — новый свитшот, сокращения — тяжелый рюкзак, который тянет на социальное дно, депрессия — кеды, а голод — зауженные чиносы.

Жители Новосибирска стали чаще жаловаться на угрозы коллекторов

Каждая новость о новосибирских коллекторах — румяный миг, который вторгается в собранную из пустяков жизнь. Порой их жестокостью можно поперхнуться, но представьте новостные ленты без коллекторов, пытающихся взорваться школы, насилующих женщин на глазах у ребенка и конфискующих невинных котят. Смертельная скука.

Жители Новосибирска стали подозрительнее относиться к соседям из-за парижских терактов

И не только к соседям: каждый оставленный пакет скрывает под целлофановой маской бомбу, каждый хиджаб отрастил руки, которые расчесывают пальцами отрезанные головы детей, каждая шаурма спонсирует террористов, а каждая борода — знак радикального ислама. Все, кроме котиков, — ментальный джихад и красный флаг для сторонников теории заговора.

Безопасности не существует, все сделано из воска, который плавит костер предрассудков.

Дети стали чаще попадать под машины на новосибирских дорогах

В 2016 году в Новосибирске на 40 % выросло число аварий с участием детей. В постоянном ожидание теракта Новосибирск стал настолько рассеянным, что начал умирать под колесами машин и лобового столкновения с асфальтом, так и не дождавшись всепоглощающего пламени ваххабизма.

Жители Новосибирска стали меньше выпивать на праздниках и на работе

Человек увлекся борьбой с феноменом кризиса и не заметил, как прекратил отмечать приземленные праздники и пить на работе.

Он не заметил, как превратился в подобие божества, надменно созерцающего алкогольные перверсии.

0 0 0 0 0
Вконтакте
facebook