Развлечения

Какого фастфуда не хватает Новосибирску?

Опубликовано 25 августа 2016 в 22:23
0 0 0 0 0

Ничто в этом мире не истина, если оно не содержит калорий. Все может быть относительным, но только не еда. Пища лежит между голодом и сытостью, деньгами и нищетой, жизнью и смертью, полками холодильника. Мы работаем для еды, просыпаемся каждое утро ради нее и тратим все деньги, чтобы оторваться от наступающего на пятки голода. Впрочем, о метафизике и квинтэссенции еды мы подумаем позже, а сейчас проанализируем, какого фастфуда не хватает нашему городу.

Гирос

c9e2ef19473639.562db04b95222

Как сказал один из пациентов доктора Каца, все в этом мире — сэндвич, только этому всему нужна дополнительная сборка. Он ошибался, в этом мире все — донер, только он каждый раз нуждается в очевидном названии. Гирос — это что-то вроде кебаба, только без сырного соуса и толстой лепешки, да и выглядит намного аппетитней. Если мы начнем описывать его вкус, то захлебнемся от абсурда и поперхнемся буквами. Никогда нельзя доверять листу свои чувства, которые теряются в голоде так же быстро, как и кусочки гироса, пронизанные каплями сока, в желудке.

Фалафель

фалафель

Вообще еда — идеальная среда, в которой человек проявляется во всей полноте. А, как мы все знаем, полнота всегда была признаком достатка и желания спуститься с небес под тяжестью углеводов. Толстый человек — реален, а фалафель — колесо локомотива реальности, что разбивает мечты о преграды. Как и любое колесо, фалафель хорошо смазан маслом, жиром и крутится на подшипниках фасоли или нута. Кто-то подумал, что именно турецкий горох и разгоняет локомотив, но его несет сквозь жирное пространство только желание насытиться загоревшими под солнцем фритюра бобами.

Пастрами

skyscraper_1_

 

Голода нет, есть только пределы между едой. И лучше, чтобы эти пределы были выложены мраморной говядиной, пастрами или хамоном. Веганы бы ходили по такой дороге как по углям или ядовитым шипам, а для любителей мяса жизнь вмиг бы остановилась, словно в раю. Сейчас Новосибирск выложен хот-догами, шаурмой и гамбургерами, тяжелыми кирпичами, в которых нет никакой эстетики и духа гурманства. Еда, как бы банально это ни звучало, может настолько приесться, что начнет постепенно вызывать отвращение, а потом перерастет в ненависть к каждому дню. Сэндвич с пастрами — лучшая вакцина от гастрономической обыденности в Новосибирске.

Пироги

ade17edd7a880b28e13daf0531bb8887

В Новосибирске есть осетинские пироги, но этого недостаточно для оккупации городской черты. Пироги могут быть с сыром, мясом, фруктами, овощами, в жаренном тесте, с брутальной начинкой или с женской изюминкой, как в привокзальных чебуреках. Пожалуй, никто бы не отказался от куска пирога вместо тонкого, словно женские губы, блинчика. К тому же, если на улицах начнут продавать пироги, то начинка будет скорей не как прищуренный а подозрениях глаз, а как удивленные глаза покупателя.

Тако

тако

Тако — сердце Мексики, завернутое в тортилью. Оно бьется трагично и учащает свой пульс при виде голодного каторжника офиса с парой песо. Сибирский компас всегда тянуло к острой еде, и возле тако он начнет крутиться как муха, танцующая танец отчаяния на спине. Поставить везде киоски с настоящим мексиканским тако и желательно с мексиканским поваром — это утопия, хотя, чем дальше от Трампа, тем ближе к Сибири. Возможно, в ближайшем будущем в Новосибирске прорастут киоски с сомбреро, где будут готовить действительно вкусный тако, а не узбекский суррогат.

0 0 0 0 0
Вконтакте
facebook