Макс Фрай о городах UrbanRooms и ради чего появился русский язык

Опубликовано 24 сентября 2014 в 10:43
0 0 0 0 0

1Q35ILDjElA
«Если у вас нет четырех часов в день на то, чтобы писать и четырех часов, чтобы читать, вы никогда не станете автором». Эту фразу приписывают Стивену Кингу. Писательница Светлана Мартынчик, более известная, как Макс Фрай, не считает, что все так однозначно. «Я скорее за то, чтобы восемь часов писать. Читать – это по желанию. Избитая истина, но все люди разные. То же самое с писателями. Я знаю пишущих людей, которые получают некоторое «топливо» от того, что много читают, от того, что смотрят много фильмов, в общем варятся во всем этом культурном компоте. Есть люди, к которым отношусь и я, которым нужное некое информационное монашество. Побольше работать и поменьше смотреть по сторонам. Меньше смотреть, например, кино, новнимательнее следить за тем, что происходит в живой жизни», — отметила Мартынчик в интервью корреспонденту UrbanRooms.

— Тогда откуда рождаются ваши сюжеты?

— Ответ будет несколько библейским. Ну, вот нисходит на человека нечто, именуемое в народе «святым духом». Только вместо божественных откровений, автор получает некие сюжеты. Некоторые писатели придумывают, некоторые конвертируют события своей личной жизни в литературные сюжеты. Я же просто «смотрю в темноту», где мне показывают некие картинки. Вглядываясь, человек должен увидеть некоторые образы, но так и чокнуться можно.

— Как вы представляете экранизацию ваших книг? Какую из них вы бы хотели видеть на экране?

pP0z_e8o-BY

— Теоретически возможна экранизация любой из них. Если бы у меня была возможность выбора режиссера, я бы предпочла японского мультипликатора Хаяо Миядзаки, или кого-нибудь из его школы. И пусть делает, что хочет.

— Аниме?

— Аниме – это безусловно оптимальный формат для экранизации. Я, конечно, не настаиваю только на этом, но если говорить о том, чего хотелось бы лично мне – я бы эти мультики посмотрела.

— Где вы обитаете в Интернете?

— Не могу сказать, что я сейчас активный пользователь Интернета. Хотя в 90-е я была одним из немногих людей, которые начинали делать русский Интернет, за что сейчас мне можно сказать спасибо…

— Спасибо.

IMG_9971web-700x1050

— Но с тех пор прошло довольно много времени, и мне не интересно все время заниматься одним и тем же. У меня есть аккаунт в «Живом Журнале». Не потому, что мне это интересно, а потому что на него завязано много друзей, знакомых и близких, и так просто удобнее с ними связываться. Но активно я уже давно там не тусуюсь.

— Посоветуйте нашим читателям что-нибудь из любимых произведений

— Советую всем срочно бежать и читать Марианну Петросян «Дом в котором». Тем, кто только что это дочитал и положил книгу на полку, бежать дальше и читать Лору Белоиван. Не только ее «Чемоданный роман» но еще «Карбид и Амброзия» про южнорусское Овчарово. Объясняя на пальцах – это русский Маркез, но только круче и из Владивостока. Это тот самый магический реализм, ради которого человечество создало русский язык из древнеславянских диалектов. Русский язык делали, чтобы на нем Лора Белоиван написала свой «Карбид и Амброзию» — это великая книжка.
А дальше мы сыграли в искаженный вариант игры в города. Макс Фрай о городах-филиалах UrbanRooms:

Уфа

Никогда там не была, но должно быть круто. А! Уфа – это же жесткий рок! Со времен моей юности все самые крутые рокеры были из Уфы.

Екатеринбург

На моей памяти он был суровым городом. Мрачные сталинские дома и запертые подъезды. Мы попытались там погулять в ноябре или декабре месяце. Когда захотели спрятаться в каком-нибудь подъезде, чтобы просто согреться и бежать дальше, оказалось, что все они на кодовых замках и никуда не попасть. Холодное место.

Калининград

Калининград – это мои ближайшие соседи, потому что я сейчас живу в Вильнюсе. Это море, это наша прекрасная прибалтийская серая мряка. Это что-то очень родное, это мой соседний двор.

Саратов

Это жаркое лето.

Санкт-Петербург

Однажды мне приснилось, что я стою перед зеркалом, а в нем отражается Петр Первый. И я с ужасом поняла, что, во-первых, получается, я – Петр Первый. Во-вторых, прекрасный город с итальянской архитектурой, которая совершенно не сочетается с местным климатом – это моих рук дело. И третье: мне становится страшно стыдно и думается, «лишь бы знакомые об этом не узнали».

Владивосток

Для меня Владивосток – это удивительное, волшебное место, в котором живут совсем другие люди, плещется Тихий океан, а расстояние до него и цены на билеты делают его совсем сказочно недосягаемой страной. Для меня желание попасть во Владивосток заменяет желание попасть на Марс.

0 0 0 0 0
Вконтакте
facebook