Развлечения

Милое секьюрити

Опубликовано 20 декабря 2014 в 16:05
0 0 0 0 0

Michaelangelo's Moses and The Dying Slave, Pushkin Museum, 2008

В мире полно интересных профессий, помимо всеми любимого менеджера. Одна из таких – смотритель выставочного зала, иначе говоря «бабушка, которая сидит в музее». Казалось бы, что от нее толку? Картину все равно упереть из-под носа можно, если захочется – можно еще более страшный грех совершить – сфотографировать со вспышкой. Да и наверняка в детстве каждый из нас хоть раз да злился весь поход в музей на этих бабулек – то нельзя, се нельзя,сурово посмотрит, будто в планах 7-ми летнего школьника обязательно стоит пункт «что-нибудь спереть». Но на самом деле смотрительницы кидают такие взгляды обоснованно, и это не проявление , и не вымещение агрессии за низкую зарплату, это обида, что самых главных работников музея ни во что не ставят. Ведь кто, как не эти бабулечки, ближе всего к искусству? TNR расспросил смотрителя зала Краеведческого музея Нину Петровну Семенову об особенностях работы под названием «бабушка, которая сторожит картины».

TNR: Как давно вы работаете смотрителем? Что входит в ваши обязанности?

Нина Петровна: Смотрителем работаю седьмой год. На самом деле, надо лишь следить, чтобы никто не трогал экспонаты, не шумел и соблюдал правила музея. Если надо подсказать зал, картину, что-то такое небольшое, то это тоже работа смотрителя. Главное – не сказать больше, потому что это уже удел экскурсовода.

Matisse Still Life, Hermitage Museum, 2008

TNR: Сколько платят если на секрет ?

Нина Петровна: оклад 5 985 рублей. Бывают премии. Да я уже на пенсии как 10 лет, так что зарплаты хватает.

TNR: А молодые люди приходят на работу смотрителем?

Нина Петровна: Кто согласится-то за такие деньги? Никто не приходил, только экскурсоводы молодые есть, и то мало совсем…

Konchalovsky's portrait with family, State Tretyakov Gallery, 20

TNR: Вы сами выбрали этот зал или вам назначают ? Вы меняетесь с залами? 

Нина Петровна: Меня привели и посадили, так что я ответственная именно за этот зал. Как-то никогда и не порывалась в другой.

TNR: Вы знаете все об экспонатах этого зала?

Нина Петровна: Да не все, наверно. Основные детали, которыми сама интересовалась. Проводили, конечно, вводные лекции для смотрителей, план музея учили, в подробностях, но уже какие-то детали мы изучаем самостоятельно.

Stroganov Palace, Russian State Museum, 2008

TNR: Что вы делаете, если мало посетителей? Охранники, например, кроссворды разгадывают.

Нина Петровна: Зал нам надолго покидать нельзя, поэтому разглядываем тех, кто гуляет по музею. На самом деле, это очень интересно – кто-то мимо пробегает, как будто просто забежал, кто-то упорно рассматривает. Когда приходят родители с детьми, это уже отдельная история. Тут целая психология разворачивается! К нам нередко иностранцы заглядывают, путешественники что ли. Так вот была парочка с ребенком, так они все ему рассказывали, показывали, хотя культура-то чужая. А вот наши бегут сами и детям не дают нормально рассмотреть.

TNR: Что вам нельзя делать на рабочем месте?

Kugach's Before the Dance, State Tretyakov Gallery, 2009

Нина Петровна: Прежде всего, спать. За это штрафуют сильно. Также нельзя долго разговаривать с посетителями, буквально указать путь или дать небольшую справку. Нельзя покидать зал надолго.

TNR: Что будет, если разбить вазу или случайно испортить картину (экспонат) ?

Нина Петровна: В моей практике такого не было, слава богу. Что происходит с посетителем даже не знаю, наверно штрафы, а вот смотрителя зала сразу увольняют! Как будто мы охранники какие. Вот разбил он, непутевый, витрину, нам что бежать за ним? Как бабулькам, вроде меня, угнаться за молодыми…

TNR: Были ли интересные случаи?

Нина Петровна: Ой, полно, если честно! Однажды пришли иностранцы, стояли разглядывали экспонаты. Один подходит ко мне, я на английском мало что поняла, если честно, но могу уверенно сказать на трех языках «Здравствуйте!» и пару элементарных фраз, тоже требует руководство. Так вот мужчина спросил что-то об истории сибирских пещер на Алтае, а я не знаю, как ему на английском рассказать. Так он, представляете, через часа три пришел с экскурсоводом-переводчиком, а я ему рассказывала!

TNR: А часто кто-то необычный заглядывает в гости?

Malevich's Self Portrait, Russian State Museum, 2009

Нина Петровна: Знаменитости в Сибирь вообще редко заглядывают, но вот члены правительства – не редкость. Городецкий, Толоконский со мной здоровались. Однажды сюда приводили Путина! Но была не моя смена, увы.

TNR: Какими качествами нужно обладать бабушке-смотрителю?

Нина Петровна: Прежде всего, душевностью. Вот без нее никак! Видите вы, что человек за ограждение наклонился – надо ему сказать, что нельзя. А ведь в ответ он обязательно огрызнется! А нам нельз на это внимание обращать, это же наша работа. А если кому плохо станет, что еще? Тоже мы помогаем.
Добросовестно к своей работе нужно относиться, какой бы она не была. Экскурсоводы так вообще рассказывают что попало, приходится потом поправлять… а им и неважно, лишь бы деньги получить.
Душевность, терпеливость и любовь к своему делу!

Rublev and Daniil's The Deesis Tier, State Tretyakov Gallery 200

TNR: Что вам нравится в вашей профессии? 

Нина Петровна: Нравится изучать искусство каждый день. Вот есть у нас обеденное время или перерыв, сразу бежим осматривать экспонаты, особенно на временных выставках. Нахожу дополнительную информацию по темам выставок, читаю про этапы развития культуры, про манеры художников… Про все-все.
Порой, конечно, бывает скучно, но можно поболтать со смотрительницей другого зала.
А в целом, на старости лет — это отличная работа. Во всяком случае, интереснее, чем гардеробщица в школе.

 

Каждый труд достоин уважения, а уж терпению и умению высидеть 9 часов подряд на жестком стуле, пялясь на одни и те же картины, — можно только позавидовать. Так давайте чаще посещать музеи и окультуриваться, чтобы не расстраивать милых смотрительниц и предоставлять им новые объекты для просмотра, анализа и обсуждения!

0 0 0 0 0
Вконтакте
facebook