Развлечения

Наш Сибирский постмодернизм

Опубликовано 13 сентября 2014 в 12:58
0 0 0 0 0

BRAINPOWER.072

Как известно, Россия не только самая читающая страна, но и самая пишущая держава в мире. Да и как не писать? Все эти березки, лужайки, речушки, кривые улочки российских деревень с покосившимися крышами так и призывают, чтобы о них написали. И если у Московских писателей давно сорвало крышу от близости к Европе, так что они уже пишут о сиськах и различных позах, то наш Сибирский автор не желает отказываться от своей экзотической самобытности, и продолжает воспевать родной край во всех подробностях. Тем более, что на сибирскую экзотику, что в Москве, что в Европе большой спрос.

Первая книга, которая попала нам в руки «Испытания любимого кота Фюрера в Сибири» (2012) Михаила Башкирова. Автор хотел написать необычный русский роман для Европы, чем и дал старт целой серии таких книг. Да и в самом деле, книги про афганские деревни, индийские трущобы и африканские гетто становятся бестселлерами, а о сибирских глубинках еще никто не писал! В Европе до сих пор самые дикие представления о Сибири, и автор попытался это исправить. И пошел даже дальше, дав трезвый взгляд на Европу из Сибири. Взгляд этот принадлежит тому самому любимому коту Фюрера, который волею судеб попадает в Россию. Да не просто в Россию, а в самую ее глушь, на Байкал, где и приходится ему, аристократу крови, выживать, как придется. Это роман о взаимоотношении человека и кошек. Многие отмечают интересную подачу автора: глазами очень породистого кота. Кот чувствует звуками и запахами, не понимая слов, но животной интуицией схватывая суть происходящего. И суть эта, как правило, нелицеприятна, по-новому высвечивая эпизоды человеческой подлости и трусости. В книге вы также найдете много прекрасных описаний природы Сибири, описанных с любовью и знанием дела. Вообще, это не веселое водевильное приключение, отнюдь. И любителям легкого чтива, а также лицам с неустойчивой психикой и моложе 25 лет, мы бы этот роман не порекомендовали.

Другим русским романом для Европы является нашумевшая книга Николая Лилина «Сибирское воспитание», вышедшая на итальянском языке, и по ней уже снят фильм, с Джоном Малковичем в главной роли. Мгновенно ставшая литературной сенсацией в Европе, книга готовится к переводу на 20 языков, но не на русский… Автор якобы запретил продажу его книг в России и на территории бывшего СССР, и сейчас станет ясно, почему. В книге зашкаливающий уровень бреда, наглядно показывающий, как в представлениях европейцев должен выглядеть типичный сибиряк. По мнению автора сибиряком должен быть потомственный урка, весь в наколках, с детства вынужденный принять правила криминального мира и жить по ним, пустившись во все тяжкие, и в результате подвергнуться репрессиям, будучи высланным из благодатного сибирского края в жаркую Молдовию, где сибиряку, привыкшему к сорокаградусным сибирским морозам, приходится ох, как нелегко. В общем, 10 баллов по Псаки, да и только.

Из свежевышедшего также стоит отметить третий роман культового барнаульского писателя Владимира Токмакова «Сбор трюфелей накануне конца света». Мифологизация города, начатая им еще в романе «Детдом для престарелых убийц» (2001), и продолженная в романе «Настоящее длится 9 секунд» (2011) достигает здесь своей кульминации. Токмакову, как настоящему сибиряку, мастерски дается жанр городского романа с элементами трэша и панка. Действие его романа разворачивается в маленьком городке (прототип Барнаула) перестроечных годов. Расчет оказался верным, рассказы о жизни российской провинции в период реформ очень интересуют столичных издателей. Эротико-криминальное повествование романа постепенно перерастает в мистический триллер… роман-лабиринт для интеллектуалов. В основе сюжета история о том, как главный герой возвращается в уездный город Б., где на самом деле происходят очень странные вещи. На уничтоженном в советские годы старинном кладбище разрыта неизвестная могила. Местные ученые утверждают, что это – утраченное захоронение первого начальника демидовских заводов бригадного генерала Андреаса Бэра. Поиски пропавших из могилы дневников, а также нескольких десятков килограммов золота из документального путеводителя по Барнаулу постепенно превращается в детективное расследование. Внимательному читателю раскрывается и экзистенциальная подоплека всего произведения, литературный прототип которого – дантовское путешествие по кругам ада. Но внезапно апокалиптичность города оказывается той крайностью, за которой спасение.

3CAE06C7

Следующим образчиком современной прозы о Сибири является последний роман Евгения Попова «Душа патриота, или различные послания к Ферфичкину» (2001). Будучи родом из Красноярска, Евгений Попов окончил Московский геологоразведочный институт, и некоторое время работал геологом в Сибири. Однажды, сидя в вязаном свитерочке перед костром, ему и пришла в голову идея стать писателем. Действие романа разворачивается в начале 80-х, на излете эпохи большого гомеостазиса, когда единственным надежным жизненным ориентиром у большинства граждан, летящего в пропасть СССР, стали деньги. Главные герои романа – писатель и поэт – в атмосфере кипяченого абсурда исследуют советскую эстетику и советскую социальность, обнаруживая причудливые связи между явлениями и вещами. В «Душе патриота» описываются сложные по рисунку, но вполне типичные для советских пространств судьбы родственников и друзей автора. Кульминацией романа является эпизод, когда после смерти любимого вождя Леонида Брежнева, наши герои по сложившейся традиции отправляются к Дому Союзов проститься с ним. Далее следует фееричное описание того, как им приходилось добираться, но так и не добраться до гроба.

Последним нашим автором на сегодня стал Владимир Костин и его роман «Колокол и Болото» (2012). С легкой руки автора город Томск в романе превращается в Потомск, и заживает новой художественной жизнью. Писатель задается вопросом о том, что происходит сейчас с Россией и миром, и приходит к неутешительным выводам: под натиском глобализации мир теряет последние краски, человек усредняется. Задумав написать книгу, которая напомнила бы о простых, понятных радостях человека, Костин ожидаемо прибегает к помощи гротеска, работая в жанре фантастики. Главный герой книги – Болото, мутное, невнятное, булькающее, рефлексирующее. Как в старом зеркале в нем отражается прошлое Потомска и тускнеют выцветшие краски иного бытия. Герои романа слышат завораживающий, булькающий голос, который призывает избранных в самое чистое место, где их не пожрет, очевидно, демон Глобализации. Колокол в романе играет также ключевую роль. Он выступает чем-то вроде гиперболической очистительной клизмы, делая попытку поднять присутствующих над болотом. Роман получился ироничный, юмористичный и, несмотря на серую обложку, достаточно светлый.

1299247599_siberia-6

TNR испытал чувство гордости за наших авторов, неустанно воспевающих родной край, и показывающих, что не только в московских подземках, возможно, проживают мутанты и зомби. Провинция также полна сюрпризов и неожиданностей, от которых у любого, даже самого взыскательного любителя фантастики, мурашки пойдут по коже.

Автор статьи Светлана Нечитайло

0 0 0 0 0
Вконтакте
facebook