Музыка

«НИИ GULAG», глава 25, стих 17

Опубликовано 24 сентября 2015 в 19:17
0 0 0 0 0

В эпоху информационной перенасыщенности и оккультной эстетики черного заката наркотического рейва, мы стали заложниками дигитального мыльного пузыря, готового в любой момент лопнуть, подобно нашему хрупкому духовному миру, при колких звуках каловой пубертатной попсы или нелакированного синтезатором саунда. Тем не менее сибиряки лояльно реагируют на терабайты поп-выкидышей и относятся к неопороченным электроникой трекам сгнивших или давно состарившихся патлатых рокеров, как к сексу со зрелой и опытной женщиной с ароматическими свечами флера перестроечных времен, прогнившей от дешевого пива скамейки, ржавого капота «запорожца», финки с кровью и прокуренного «примой» подъезда.

Сегодня мы вновь отправляемся в увлекательное путешествие по новосибирской музыкальной бездне против встречного ветра протеста грубой массы и судорожных всхлипов музыкального бестиария.

T4dF7jGe4g0

В далекие 1990-е, когда безумные сочетания информации, похоть, наркотики, страхи не переносились наружу и не были персонифицированы в образе сатаны, а стали главными индикаторами человеческого вкуса, топливом для музыкального двигателя и солнцем, которое озаряло темную келью творческого вдохновения, когда Лавей застрелил Владислава Листьева и у россиян в центре круга друзей мотала героиновый дым кассета Круга, в Новосибирске творилась история, база для будущей иглы с адреналином, дающей трекам постклассическую короткую, но яростную жизнь.

tek2OanBqtM

Одним из адептов герметики стал новосибирский Гермес Трисмегист под псевдонимом Алексей Авер, своим третьим глазом во лбу он дистиллировал гигабайты дигитальных рвов и терабайты говна, осветил экспериментальными звуками глухую древность и освободил эхо многокилометровых расстояний, колонизировал «Летовский» замкнутый мир и из икоты истории, диалога Летова с самим собой, откровения кинематографических титанов сделал психоделический witch-house, покрытый густой бурой бородой.

ZJ9_K55rUPw

Музыка Алексея — это новосибирский фюрер синтетической музыки, налитая галлюциногеном жаба на языке, игровая форма концентрированного секса с колонкой «Вега», парад трупов у микрофона, натянутый лазерный презерватив на оригинал и малобюджетные волосы Николая 2, которые интегрировали в диджейский пульт. И имя музыки Алексея — «НИИ GULAG», и он совершит нам нами свое мщение.

Что пишет о себе новосибирский Иезекииль в главе 25, стих 17:

«НИИ GULAG» — название, составленное из двух мощнейших символов советской эпохи,представляющих её противоположные полюса. НИИ — символ небывалого подъёма мысли и научно-технического прорыва, поразившего мир. ГУЛаг — это столь же небывалое падение уровня человечности и самая вопиющая крайность зла, которую только смогли породить люди.

НИИ GULAG – молодой музыкант из новосибирского Академгородка. Начатый с полнейшего эксперимента,проект постоянно находится в поиске своего стиля, звуков и идей. Менее чем за год существования уже попробовал себя в жанрах post-rock, psychodelic noize, progressive house и witch-house. НИИ GULAG — это мощный, тягучий psychodelic noize, каждый звук которого ты чувствуешь волосками на коже, пальцами ног и удалёнными отделами мозга, обычно спящими. Автор не всегда остаётся понятым при прослушивании треков, так как надо быть как минимум финалистом битвы экстрасенсов, чтобы понять то, что вкладывают в музыку электронщики. Соприкосновение противоположностей, по скромному мнению автора, и является главной задумкой проекта: неоднозначно жёсткие нойзы в то же время вызывают ощущение лёгкой меланхолии.

0 0 0 0 0
Вконтакте
facebook