Развлечения

Новосибирск Против Притонов: Бойся, педофил!

Опубликовано 29 сентября 2014 в 19:14
0 0 0 0 0

2child2

Автор: Виктория Сипита

Несколько лет назад в интернете стали набирать огромную популярность ролики, где группа молодых людей, как рыбу, ловит мужчин, которые не прочь пристроить своё хозяйство в невинное детское тело. Схема такой охоты проста: регистрируя на сайте знакомств анкету, борцы с детолюбами просто ждут, когда жертва сама придёт к ним в руки. Зачастую педофил, выяснив, что его собеседник не достиг половозрелого возраста, не прекращает с ним общение, а, напротив, договаривается о встрече. Тут-то и начинается самое интересное – ловеласа ждёт сюрприз в виде компании молодых людей, выглядящих весьма сурово. Наверное, все уже видели эти ролики, поэтому объяснять, что ждёт педофила – не стоит. Проект со звучным названием «Оккупай-педофиляй» молниеносно заручился поддержкой тысяч соратников по всей России, и такие ролики стали снимать и в других городах нашей необъятной Родины.

В Новосибирске бороться с педофилией активисты начали два года назад, вдохновившись идеей московских единомышленников. За первые месяцы своей работы группа НПП – Новосибирск Против Педофилов получила большую огласку в СМИ и неоднозначное отношение новосибирцев к такой деятельности. Многие поддерживали эту идею и методы её реализации, а кто-то обвинил активистов в творении самосуда. Со временем НПП стали заниматься не только проблемой педофилии, но и выявлять нелегальных мигрантов, ловить наркоторговцев и проводить алкорейды – в общем, можно сказать, взяли на себя обязанности правоохранительных органов совершенно безвозмездно. Такая инициатива сталкивается с чередой препятствий: группы «Вконтакте» блокируются, педофилов отпускают в полиции, суды не выносят очевидных приговоров. Так, одной из последних иллюстраций судебной несправедливости стало громкое дело об оправданном 47-летнем подполковнике Андрее Литвинове, ведущем переписку интимного характера с несовершеннолетним юношей и пришедшим на интимную встречу с ним. История имела огромный общественный резонанс, даже коллеги начальника отдела архивной информации информационного центра ГУ МВД России по Новосибирской области признали, что такие индивидуумы позорят честь погонов. Несмотря на обилие неоспоримых доказательств, суд состава преступления не нашёл, и отпустил извращенца на волю. TNR дозвонился основателю НПП Михаилу Костину и побеседовал о текущих делах движения:

bVGo0F3-XoE

TNR: НПП существует уже не первый год, однако в последнее время группа «Новосибирск против педофилов» как-то сбавила темп. Скажите, сейчас вы проводите «рейды» на любителей неполовозрелых мальчиков?

Михаил: Учитывая то, что мы перепугали всех педофилов, их стало гораздо меньше. Этому и поспособствовала прогремевшая история с подполковником. В группе, конечно, движение стало менее активным – ведь это не первое наше сообщество. До этого «Вконтакте» было две группы, которые по жалобам либерастов заблокировали. В одной из групп состояло более 8,5 тысяч человек. Помимо педофилии мы поднимали и многие другие вопросы – на тему власти, расы, тупости людской. И некоторые вещи, возможно, могли расценить как разжигание межнациональной розни и других социальных конфликтов. В отношении педофилов можно тоже рознь разжигать, как выяснилось. У нас очень специфическое государство – проще защищать педофилов и либерастов, чем жизнь простых граждан. Можно провести параллель между курением и гомосексуализмом: у нас очень ужесточили закон о курении, но по статистике в год от этой зависимости умирает не более 1,5-2% населения, а если рассмотреть, к чему ведёт гомосексуализм как таковой? К вымиранию человечества и деградации нации. Что страшнее?

TNR: НПП – это какая-то постоянная группа людей или к вам может присоединиться любой желающий?

Михаил: Есть определённая группа лиц, которая занимается этим постоянно. Мы стараемся не привлекать людей со стороны. Разные ситуации могут быть – в нас даже как-то стреляли. Мы не можем предугадать, как поведёт себя новый человек. Да и неизвестно, какие цели он преследует, идя на данное мероприятие. Говорить можно одно, а делать совсем другое.

J6KmBzwU4kw

Скоро у нас выйдет видео, как мы в Новосибирске пообщались с группой людей, занимающейся примерно тем же, что и мы. Только они получали с этого деньги – шантажировали педофилов, ездили к ним домой. Мы начали это дело в Новосибирске первыми, получили большой общественный резонанс – деятельность неординарная и методы общения довольно-таки жёсткие. Наверное, закономерно, что стали появляться клоны. Ребята, которые не очень вникли в то, что делаем мы, начали ловить педофилов на 16-17- летних парней, не утруждая себя даже прочитать законодательство. У них были свои мотивы – попиариться, денег выручить с этого, удовлетворить свои садистские наклонности, возможно… И таких групп на моей памяти было штук семь, в основном они появлялись, когда блокировали нас.

TNR: Как-то в одном из интервью вы говорили, что ваша цель – понять, почему педофил стал педофилом, почему он такой. За эти два года вы пришли к этому пониманию?

Михаил: Да. Как правило, тому причиной распущенность, вседозволенность нашего общества, какие-то детские психологические травмы.

TNR: А вообще педофилы, с которыми вам доводилось общаться – адекватные люди?

Михаил: Всякие бывают. Попадаются и очень образованные умные товарищи, у которых просто какие-то психические отклонения, попадаются и откровенные дебилы. В самом начале нашей деятельности поймали как-то кондуктора 60- летнего. 60 лет – приехал мальчика поиметь. Мы отвезли его в полицию, там в заявлении он так и написал: приехал заниматься любовью с 15-летним мальчиком. А его берут – и отпускают.

TNR: А полиция какую роль играет в вашей работе? Помогают или препятствуют?

Михаил: Среди рядовых сотрудников никакого препятствия нет. Все всё прекрасно понимают, периодически делятся с нами информацией, просят о какой-то помощи. Когда мы ловим педофила, сразу отзваниваемся в полицию и передаём его им. С нашей помощью у них тоже пополняется картотека. Мы стараемся общаться, поддерживать диалог, они на словах тоже нас поддерживают, но по факту – выходит так, как выходит. По большому счёту, оно им и не нужно – слишком много заморочек – экспертизы, восстановление переписок – чаще всего педофил блокирует страницу и удаляет сообщения. Это очень долго и муторно – зачем?

TNR: Были ли ситуации, когда педофил получал реальный срок?

Михаил: В том-то и дело, что нет! Несмотря на то, что у нас правовое государство, и право у нас не прецедентное, дел не заводят, пока не свершится прецедент. Комментарий к ст.135 УК РФ предусматривает наказание за разговоры с лицом на интимные темы, не достигшим 16-летнего возраста – половой зрелости. Но поскольку по этой статье ни разу никого не сажали, у нас так и продолжают бездействовать. Мы рассчитывали, что дело подполковника будет таким прецедентом на всю страну, после этого случая педофилы начали бы получать реальное наказание, основываясь на этом судебном решении.

FoDbTy-Y-00

TNR: Почему, на твой взгляд, так вышло?

Михаил: Ситуация следующая: Литвинов полностью признал свою вину и попросил особый порядок – без допроса свидетелей, изучения улик и всего остального. Мы соглашаемся. 2- 3 заседания, и всё, дело закрыто. Обычно судьи рады такому раскладу – им же геморроя меньше. Но судья единолично отказывает в особом порядке, несмотря на то, что обе стороны на нём настаивают. 80% времени судебных заседаний подполковник признавал свою вину, 2 экспертизы доказали, что мальчик неполовозрелый – но судья его отпускает. Что я могу сказать…. Система своих блудливых шакалов не бросает.

TNR: Вы же сотрудничаете с полицией – неужели и правда не делается ничего?

Михаил: Я не спорю, сотрудничаем. Но чем завершилось дело с этим детолюбом в погонах? Я считаю, что об меня система просто вытерла ноги. А эта скотина там сидит, растопырив пальцы веером, и говорит о том, что «справедливость восторжествовала».

TNR: А зачем тогда нужно было создавать спецподразделение?

rXsKv9qMR04

Михаил: Они же не только с педофилией работают, они занимаются половой неприкосновенностью в принципе. Ситуация двойственная: с одной стороны и помогаем им, работаем, а с другой – реально наказать педофилов пока не получается. С полицией можно общаться адекватно, они всё прекрасно понимают, но ни черта не могут сделать. Законодательство у нас строится по принципу «Когда убьют, тогда и приходите». Мне уже кажется, что если бы даже мы поймали этого подполковника с половым органом в анусе мальчика, выяснилось бы, что он всего лишь там простату ему массажировал.

TNR: Правильно ли я понимаю, что НПП – один из проектов ОД «Реструкт»?

Михаил: Вы немного ошибаетесь. Когда я создавал НПП, в Новосибирске не было ни «Реструкта», ни чего-либо подобного. Ни я лично, ни НПП никогда не являлось «Реструктом». Наша деятельность к «Оккупай-педофиляй» никакого отношения не имела. У нас просто был самостоятельный социальный проект. В дальнейшем, когда я ездил в Москву, встречался здесь с ребятами из «Реструкта», мы решили двигаться совместно, чтобы иметь более широкую огласку. Таким образом, около года назад мы стали чем-то вроде отделения «Оккупай-педофиляй», сохранив притом свою самобытность, это видно хотя бы даже из названия.

2child1

TNR: За два года работы у вас как-либо поменялись методы общения с педофилами?

Михаил: Когда меня нет, ребята берут интервью по-другому. Но мои методы никогда не менялись. А как можно общаться с человеком, который приходит иметь детей? Что бы сделали вы с таким человеком? Если начинать дискутировать, мы приходим к одному: это большая социальная проблема, развивающаяся на фоне вседозволенности и отсутствия контроля со стороны власти данного сектора. Они занимаются всем, чем угодно, но не тем, чем нужно.

TNR: Какие планы у движения на будущее?

Михаил: Планируем написать жалобы по делу подполковника в верховный суд и другие высшие инстанции, может быть, у кого-то всё-таки совесть взыграет, хотя бы немого заработает мозг. Государство говорит: «всё ради детей, ради светлого будущего», – какое в ж*пу светлое будущее, если вы даже о самых маленьких позаботиться не можете?

85943708

Когда начинаешь рыться в настолько глубоких социальных проблемах, ощущение ясности приходит редко. Всегда хотелось верить, что мы живём в более-менее честном и справедливом мире, но такие эпизоды заставляют приходить в ужас. Почему, за репост песни «не с теми словами», за комментарий, унижающий честь какой-то чернильницы, могут, да и дают реальные сроки, а за искалеченную детскую психику – так просто отпускают на свободу? Где гарантия, что этот монстр в погонах не начнёт заниматься тем же самым? Вот уж действительно, больной, безумный мир.

0 0 0 0 0
Вконтакте
facebook