Город

Новосибирские машины наносят ответный удар

Опубликовано 31 января в 14:50
0 0 0 0 0

Как мы уже говорили, Новосибирск- это ад для трансформеров. Десептиконы, которые прелюбодействовали выхлопной трубой, затягивали ремнем топливные вены и пускали по ним восьмидесятый бензин, те ходячие консервные банки, что газовали от прикосновения к ручке передач, оставляли кучи масла в публичных местах и насиловали космос екатеринбургским рэпом, разлагаются в России.

Каждый день люди оскверняют их могилы, достают из земли, из мучительного покоя пережеванные смертью части тела, пытают переплавкой в котле, замешивают в красное тесто. Из самых грешных десептиконов лепят жгут для открытого перелома экономики, другими словами, лепят «Ладу-Калину», а остальных душат потными ягодицами, ломают им суставы ямами, заливают в них вместо бензина водку и виляют вдоль трасс, пока не стошнит ходовую.

Новосибирск — ад, а области — его преданные круги, где оседает транспорт после нырка падшей души. В Новосибирске всякое железо рассыпается на крошки, мусор и ошметки, но порой и есть те мученики, черви с душой химеры, карлики с исполинскими мыслями о месте, лодки с сердцем фрегата, которые дают симметричный ответ своим законным мученикам — людям.

После того как школьника в Новосибирске травмировала толпа людей, спешивших залезть в автобус, мы решили вспомнить остальные случаи, когда машина приносила вред человеку.

Троллейбус — убийца

Палец набивает неприличные татуировки на запотевшем окне, ногти ковыряют свежие болячки в сиденьях, из которых текут клубни поролона, тело троллейбуса покрывается ржавыми синяками, водитель растягивает затяжки сигарет, отдыхая после изнурительной пытки дорогой, гравитация мешает взлететь, провода — поводок, ток — намордник, трамвайная замкнутость и предсказуемая жизнь, которая скользит по небесной лыжне, небесным рельсам.

Люди заходят, не вытирая ног, каждый приносит свой запах, свои тоскливые взгляды и рассыпают мелочь будто троллейбус — дешевая стриптизерша, которую раздевает время и изнашивает дорога. Неудивительно, что троллейбус задавил водителя, когда тот забыл поставить падшего демона на тормоз и встал перед ним, перед взбунтовавшейся покорностью. Гнев мощнее электричества, месть прочнее кабеля, а тормоз — всего лишь травинка на пути локомотива ярости.

Автобус — убийца

Конь может лягнуть копытом, автобус может с тем же раздражением придавить своего водителя. Ремонтировать автобус, не установив под колеса противооткатное устройство, это все равно, что играть в футбол гранатой с выплюнутой чекой, ставить лайки бывшей, придти на неонацистскую вечеринку в кипе, добиться приемных родителей и на следующий же день оставить себе сдачу. Все равно, что играть в русскую рулетку с сытым барабаном. Мужчину умер. Его придавило колесом.

Мусоровоз — убийца

Мусоровоз собирает отходы человека и увозит их за горизонт, туда, где эти отходы приносят прибыль. В Барнауле мусоровоз собрал, а точнее оторвал главную ошибку человека — его голову. Об этом знал Берлиозе, когда срубил вросший в общество волосок лезвием трамвая, об этом знал падший десептикон, которого унизительно заставили собирать мусор.

0 0 0 0 0