О чем пишут писатели Новосибирска?

Опубликовано 13 июня 2016 в 10:00
0 0 0 0 0

В заточении бескрайних лагерей Сибири многие писатели перестали кончиками пальцев ласкать страницы своих книг. Они вовсе перестали чувствовать кончики пальцев из-за морозов, но вопреки всему, что их окружало, подарили миру гиперреалистичную прозу, обжигающие изнутри книги и старое доброе диссидентство. Для творческих каторжников, привыкших держать в руках нежные перья, а не пудовые кирки, Сибирь стала тем местом, где романтика конвертировалась в прагматизм, нежность — в жестокость, а сопереживание в лицемерие. Сегодня мы расскажем, о чем пишут в Новосибирске.

Литература выросла в качественном плане, но при этом значительно сократила жанровую выборку. Антиутопия, абсурд, возвышенные философские думы, размытые по душным страницам заняли свое почетное место на сибирской полке экзистенциализма. Сибирь стала бездной между массовой культурой с ее желтыми оттенками книг и мрачным андеграундом с постоянной проверкой на прочность жизнеспособности человека в современном обществе.

Бездна для остальных и спасательный круг для ее жителей. Когда мы просмотрели жанры новосибирских писателей, то неожиданно выяснилось, что большинство публиковало фантастические и детективные произведения. Баталов, Бачило, Вивиан (Новосибирск его не родил, он его убил), Аскольд — это все те, кто создал в Новосибирске параллельную вселенную, где мир — это не пульсирующий нарыв на лбу человека, а некая утопия, пестрая реальность со своими законами гравитации и отношений в обществе.

Конечно, богатковых и лавровых в Новосибирске всегда хватало, но городу никогда не нужно было зауральское импортозамещение, он устал от пикапа самых ущербных и кривоногих пороков, устал быть полигоном для испытаний абсолютного духа, переплетенного с никому не нужной политикой. Мы с уважением относимся к интеллектуальным и высоконравственным работам, как к венцу добродетели, но в первые ряды садим фантастику, побег из реальности и утопию. И все у таких писателей лица приличней, чем у запойных экзистенциалистов.

В снижении спроса на депрессию виноват далеко не экономический кризис и желание глотнуть свежий литературный воздух. Дело в том, что сегодня каждый, кто может считать и выстраивать мысли столбиком в Новосибирске, берет в руки топор и начинает со свойственным писательским максимализмом рубить себе мозги в надежде, что летящими щепками он зацепит нежную читательскую кожу и буквально на пару часов занесет в нее смысловую занозу. Философия не освоила русский язык, все, что мы, писатели, ученые могут — это лишь копаться в костях, и большинстве своем избавляться от мыслей либо штампами, либо хаотичными словообразованиями, которые срабатываю методом русской рулетки «поймет-не поймет».

Поэтому писатели в Новосибирске стараются отпустить ручки бинарных оппозиций: смерти и жизни, молодости и старости, общества и личности. Ставить ударение на утопию и фантастику — определенно правильное, полезное для творчества и восприятия решение. И здесь не нужна никакая дедукция, чтобы это понять. Каждый день сотни сайтов и электронных изданий выкидывают тысячи опустошающих текстов, которые переполнены одиночеством и отчаянием, инфантильным зубоскальством. На этом фоне фантастический жанр стал выделяться как никогда ярко, перестал топтаться на месте и сделал шаг вперед, оставив грызущихся псов за кость Камю далеко позади.

Новосибирские писатели не станут упираться в бессмысленный изыск слов и писать безликие, пережеванные веками мысли, которые непонятным образом становились творческим кредо для большинства ищущих вдохновение в Новосибирске. Они как никто лучше знаю, по чему устал современный читатель, они не идут на поводу стереотипов и не выкрикивают протесты против системы, девушки, жадной бабушки. Новосибирск может только очаровывать мрачными интонациями, в то время как местные писатели пишут опиум для народа — фантастические книги, которые не требуют ответа на вопросы: «Как дальше жить?» и «Что с этим делать?».

0 0 0 0 0
Вконтакте
facebook