Развлечения

О чем пишут поэты Новосибирска?

Опубликовано 27 июня 2016 в 15:51
0 0 0 0 0

Проза всегда была против поэзии, она размывала по страницам множество букв и плакала чернилами. Стихи же вмещали в слове книги, поколения, века — и становились узким, но прочным мостом между автором и его мыслью, которую годами рождали любовь и безнадежность. С первого же ямба человек попадает в дом автора, эту пепельницу, куда сыплются лучшие строки. Боль, споткнувшись о камни будней, переносится в эпитет. Мы уже писали, о чем говорит проза Новосибирска, теперь справедливо будет коснуться глубины интимных строк поэзии.

Виолончель

Автор: Арно Амори

Поленья. Распустившийся очаг
Как роза сальных лапок содомита
В колоде карт рискнувшей замолчать
Рукой гадалки. Голый композитор

Кочующий с купелью лубяной
Мяукавших горбов виолончели
Москитов кварцевых висящих между ног
Скрипичных залов водных колыбелей

В ничтожестве, в шрапнельной глухоте
По рычагам тошниловок шарнирной
Дороги славы сцепленных локтей —
Теплушек розовых засахаренной смирны

Когортой прявших «Против!» веретён
Заплатой клоунских сапог мышей-тиранов
Оборотился, накладной хитон
Лакая сердца выбеленной раной

Фанфары!

Если новосибирская покалеченная проза создает свой новый мир, четко разделяя понятия «фантастика» и «реальность», то поэзия будто провалилась в жерло экзистенциализма и молит пламенными глаголами о помощи. Валерий Малышев пишет с равнодушным лицом и со скорчившимся от боли нутром свою исповедь:

«Нас предали!..» И русские полки
Стекают с гор, зализывая раны?..
«В стране бардак — штафирки да жуки!»
И Скобелевым бредят ветераны.

Автор: Валерий Малышев

Эти строки сквозят отчаянием и печалью. Здесь пахнет просочившейся сквозь поры тоскою, проделавшей свой путь по морщинам, что нарисовала война. Фантастическая проза Новосибирска тянется куда к более реалистичным для человека мечтам. Поэзия пытается разглядеть любовь, прекрасное, выход из экзистенциального кризиса и те чувства, к которым человек врожденно близорук, ему чужда красота, любовь и счастье, все, к чему мы подсознательно стремимся — к войне, убийствам и пустоте.

Скорее неизбежная новосибирская проза сойдет с бумаги и построит новый, утопический мир, чем на людей хоть как-то повлияет вакцина новосибирской поэзии.

Талант — он канул иль не канул?
Но ведь терзался и алкал…
Теперь как лунь, как лунный камень,
Которым искры высекал
Тех вымыслов и граней быта.
Пересекутся ли оне?..
Труба и лира, даль размыта.
Не чуял разве — быть войне?
Не тщись на празднестве и тризне.
Но вот труба, и ей трубить!
Но вымыслы жесточе жизни,
И жгут дотла ее… Как быть?..

Автор: Валерий Малышев

Несмотря на то, что город является той средой, которая способна выдавить из человека воспаленную лирику, для Александра Плитченко природа и родители были более привлекательной причиной для рифмы.

Вообще, природа для русского — это то место, где он может оголить свои чувства, бежать вдоль девственных полей, танцевать вальс с первородными чувствами и отречься от протертых ногами улиц.

В городе все сделано так, чтобы сдерживать эмоциональные порывы, которые сталкиваются лбом с несокрушимыми стенами, город подчиняет слово, подчиняет автора, и стих не может вырваться из ребристого бетонного горла, застревает в дверях, окнах и оседает в сточных канавах. От кафельного пола отражается лишь груз человека и его сгорбленная от тяжести дней спина, в поле же каждое слово становится семенем, которое прорастает и дает нетленные плоды:

Полевыми птицами звенело,
Осыпало росы на леса,
Утро не алело — зеленело
И текло от почвы в небеса!..
Был рассвет просторный и высокий,
Оживала, зеленея, высь —
Мощные древесные потоки
В небеса привольно пролились.
И где зелень стала голубою,
Над землей умытой, молодой
Говорило раннею листвою
Дерево с последнею звездой…

Автор: Александр Плитченко

Новосибирская поэзия не может дать равноценный ответ прозе, как и не может проза положить на лопатки поэзию. Они находятся в разных творческих плоскостях, и вход на чужую территорию писателям и поэтам категорически запрещен. За кого же болеть в этом сбою? Это решать только тем, кто прочитал много хороших стихов и книг, чтобы было с чем сравнивать выжженные паяльником на теле старой и новой России строки.

Любовь и нас ещё, быть может,
И в наши годы посетит,
Нежданно души растревожит –
От страсти сердце защемит.
Она, как позднее цветенье
И удивит, и восхитит,
Обманет сладким наважденьем,
Вдруг увлечёт и… улетит.

Автор: Тамара Петухова

0 0 0 0 0
Вконтакте
facebook