kirill
kirill 14.11.2016

От потепления до скуки. Глобальные изменения последних лет в Новосибирске




Камень перекатился колесом, копье перелетело пулей, крик пролился буквами в петиции, а воля переросла в стыд — все в этом мире утекает из прошлого и обретает новые формы в настоящем и будущем, все устаревает и останавливается, стачивается временем и неизбежно переваривается в желудке Дарвина. Как телега станет ракетой, а буржуйка — атомным реактором, так и жизнь в Новосибирске непременно изменится и устанет волочить за собой пожитки истории, отбросит их, как ненужную привязанность, что со временем становится багажом зависимости, и забросит ранцем в наше время переосмысленные идеи. В этом материале мы вспомним те вещи, которые эволюционировали в Новосибирске за последние годы и стали рвом для неприступной современности.

Не так холодно

Скрепы скрипят, они больше не сковывают мертвой хваткой сибирский мороз и мраморную чувствительность. С каждым годом в Новосибирске зима становится теплее, куртки — тоньше, а всхлипы костров — тише. Благодаря глобальному потеплению зима стала смертником, которая живет от пробуждения до точки покоя лишь с одной мыслью — неминуемой смерти в лучах небесного спрута. Будет бессонница и взрыв, холодную тьму затмят пятна света, и только щепки былой славы упадут строками в лист вины. В Новосибирске не останется ни следа от холодов и метелей — городских сталактитов, которые, словно слезы плакальщицы, свисают с карнизов. Потепление неизбежно, и лучше нам двигаться вперед вместе с теплым потоком времени, чем стоять на месте в кандалах свинцовых сугробов.

Не так дешево

Инфляция смотрит на жителей Новосибирска, пока они всматриваются в растущие цены. Наши удивления ее лишь только забавляют, улыбка инфляции становится шире, она все шире обнажает свои цифровые зубы с щербинкой в виде запятой. Террор инфляции на обделенных большими заработными платами территориях города, которые замкнулись в гордыне, выглядит как геноцид или аллегория ближайшего заката. Экономическая машина сняла ограничитель скорости и с каждым днем, неделей, месяцем набирает все большую и большую скорость. Нас начинает тошнить, и кажется, что вчерашняя бедность уже не является бедностью, а становится лишь ровной дорогой для колес экономики. Страдать бесконечно и беспредельно — наш удел, мы им живем, дышим и питаемся.

Не так скучно

Вы могли заметить, что Новосибирск перестал запирать себя на засов и перебирать в руках, словно старые затасканные четки, теплые события, еще не успевшие остыть с прошлого года.

Возможно, инфляция и глобальное потепление стали теми линзами, которые начали лечить от событийной слепоты в Новосибирске. Нет хлеба, и народ приходится кормить зрелищем с добавкой.

Наглядно нам это показали компьютерные игры, где главным способом улучшения отношений между правителем и народом является строительство борделя, театра, стадиона, клуба или живодерни. Это простая логика управления обществом — в тяжелые моменты снимать напряжение музыкальным массажем или ярмарочной стимуляцией простаты гнева.

Не так опасно

В этом городе больше нет криминального похмелья после девяностых. Новосибирск обрел лицо молодого симпатичного блондина с андеркатом без солнцезащитной челки.

Пришло время интеллигентного снобизма, подрезанных острыми зубами экзистенциализма крыльев мечты и лающих из засученных рукавов татуировок.


материалы в других городах

в центре внимания Вернуться на главную

видео дня Dior показал процесс создания украшений
цитата дня "Я всю жизнь играла мальчиков и девочек, Амплуа "травести" вообще редкость в театре, поэтому невостребованности я никогда не ощущала. Кстати, роли мальчишек у меня всегда получались лучше, чем образы девочек"
– рассказывала Зоя Булгакова.