Параллельный Новосибирск IV

Опубликовано 09 мая 2015 в 17:54
0 0 0 0 0

Сегодня суббота, а значит избыточная страсть к одиночеству снова превратит письмо Анатолия в театр из одного актера. Он выставил свою жизнь нам напоказ, обсосал как конфету каждое слово, чтобы передать каждый оттенок своих переживаний и эмоций, каждая буква стала ударом к челюсть, а точка — нокаутирующим хуком, Анатолий не щадя своих мозолистых от ребристого карандаша рук лупит примитивную человеческую психику и дает сыворотку жизни таким же узникам собственных мыслей. Мы в очередной раз молча вытащили нож из пюреобразного мозга и делимся с вами девятым письмом из Параллельного Новосибирска.

cuadro02-big

Люди — общественные и социально зависимые животные, живущие как правило семьями. Я никогда не хотел ложиться под гильотину и заводить семью, для меня жена — главный свидетель моей смерти, в случае долгожданного инфаркта она сможет оказать услугу себе и роковую помощь — мне. Я уже молчу о королях пустоты и повелителях вакуума детях, которые живут по бессмысленному сценарию и презирают людей с невероятным жизненным опытом. Мой опыт принадлежит лишь одному человеку, он позволяет видеть жизнь наизнанку и он подсказывает, что пускаться в безумный семейный пляс — мягко говоря глупо, скорее тошнотворно, ведь дети с женой никогда не дадут насладиться основный блюдом — жизнью, а только презрительно кинут крошки на пол и будут смотреть как я жадно слизываю личное время.

cuadro03-big

В Соединенных Штатах Сибири люди рождают бесполый помет, некую субстанцию, которая не обременена клинической депрессией, должностными обязанностями и контактом с реальностью в ее самом неприглядном и неприличном виде. Родители гендерным воспитанием лепят будущих всадников мертвой лошади и внедряют в неокрепшие мягкие черепа религиозный код, который ограничит их профессиональными, социальными и поведенческими рамками. Если ребенку строят фундамент защитника, кормильца и главного проповедника, то у андрогина вырастает член, а если бесформенной личинке внушают семейные ценности и концепцию ведения хозяйства, то из кокона появляется защищенная религией и моралью девочка. Бывает и третий вариант — я, моя мама воспитывала меня по принципу «жизнь прекрасна и человек сам должен выбрать свою принадлежность», в итоге в меня впиталась несправедливость и жестокость и нет ничего, что было бы способно изменить это положение вещей. Это мучительно и тяжело жить без своего пространства, неуверенность в себе заставляет постоянно лезть на рожон и расслабляться перед жутким лицом проблем. У меня было достаточно времени поразмыслить над тем, к чему я пришел, я понял, что мое воспитание привело бесполое существо в никуда, я могу истерично плакать ночами и героически отстаивать свое радикальное мнение при свете яркого солнца, моя жизнь стала бичом, который самоуверенно хлестал меня по каждому миллиметру тела.

cuadro04-big

Хуже того —окружающие только и ждут от одиноких брака, постоянно наводят дуло смертоносного вербального танка, снимают оружие с предохранителя и стреляют очередями «Женился, подруга есть, это не по-христиански…». Общество не может принять человека без свойственных окружающим правил, трудиться и растягивать извилины, чтобы придти к компромиссу — бесполезно, на все есть один ответ — церковные кристаллы, которые способны заткнуть все дыры воспитания, но как оказалось, они лишь способны временно отсрочить неизбежное, изменить на пару дней сантиметр настоящего и ускорить ненависть к километрам будущего. Оружие, которое используют для уничтожения индивидуальности дает сильную нравственную отдачу и бьет стреляющего эгоистичной уверенностью в своей правоте и праведностью.

cuadro01-big

Моя неисчерпаемая агрессия направлена на себя, агрессия окружающих — направлена на меня, я стал центром человеческой ненависти, неоправданно дешевым объектом нравственного прелюбодеяния и мне это нравится. По иронии судьбы, чем больше внимания мне уделялось, тем меньше в людях оставалось стыда, который строго контролировал половое поведение, мне часто предлагали заняться сексом в тайне от эффективно организующего быт общества, но я никогда не соглашался. Секс мне не интересен, мне интересны только отравленные химикатами поля, полуразрушенные чумой люди, ядовитые реки и самодеструкция.

0 0 0 0 0
Вконтакте
facebook