Город

Параллельный Новосибирск VI

Опубликовано 18 апреля 2015 в 17:16
0 0 0 0 0

Внутренние переживания Анатолия переходят в активное наступление, он, не щадя патронов своих чувств, очередью выстреливает в клочок бумаги символичные пули и ставит кровавое клеймо из перерезанной счастьем сонной артерии. В очередной раз в приступе душевной клаустрофобии мы панически теряемся в его письме и публикуем бесконечную борьбу маленького человека в несправедливом мире, где Гоголь замораживал в холодильнике свои книги, а Ленин в творческом порыве пустил себе пулю в лоб и умер молодым непризнанным художником.

318-big

За окном вся та же бесконечная толпа счастливых людей, они спешат на работу, чтобы почувствовать дыхание коллег за спиной и перегрузить невыносимую жизнь никчемной работой в офисе. Кто-то из них громко читает хвалебную молитву и щурится прохожим с той же выразительностью, как кошка отхаркивает шерсть, и неловкими шагами продолжают идти по течению толпы. В воздухе повис запах елея, одновременно 40 священников дали хлебнуть рабам Божьим дым и вся святая улица погрузилась во тьму праведного взрыва.

Я сидел в своем бомбоубежище и погружался в алкогольное сумасшествие, наблюдал за проводниками с психотропными веществами, играл с табачным дьяволом без фильтра и морально требовал полного суверенитета от счастья, которое окружало меня. В моем одиночестве нет никакой боли, в четырех стенах нет ужаса от жизнерадостных рукопожатий, я не вижу, как маленький грустный мальчик без ноги превращается в радостное чудовище мотиваций с протезом и беспрецедентной жизнерадостностью гасит человеческий эгоизм с равнодушием.

Я всегда думал, что одиночество сделает меня параноиком, больным человеком. Я положил на жертвенный алтарь свою свободу в надежде умереть ущербным грузом общества с нереализованными генетическими амбициями, но одиночество сделало меня счастливым. Тело почернело тонкой сеткой вен, глаза закутались толстым слоем черных мешков, я постоянно смотрю на часы, чтобы отметить время своей смерти, но вместо этого в дверь врывается патруль, я послушно падаю лицом в пол и жду шокирующих перемен.

323-big

Старший патруля поднял меня и посмотрел в глаза. Безумец смотрел на безумца, я болтался в его руках как призренная тряпка и пытался очертить его словами границы желаемого с реальностью. «Посмотрите на него, вот, что становится с человеком, который не ходит в Большой Театр Сибири за кристаллами счастья!». Я уставился на него с звериным оскалом и проскулил «Не пойду, хоть убейте, не пойду!». Но в тот момент мне показалось, что мое мнение здесь никого не интересовало, даже дохлой золотой рыбе в аквариуме.

В ходе эволюции человек всегда использовал свои природную силу. На этот раз низшая ступенька эволюции оказалась на широком плече своего палача и у хомяка во рту змеи больше шансов уцелеть, чем мне избежать эпицентра страданий. Немногие способны быть предельно честными с самим собой, наверное, если бы я так сильно хотел умереть, то давно прыгнул бы с моста или заполнил легкие ржавой водой из-под крана, но вместо смерти я получал жизненные силы, мысль о суициде стала источником вдохновения и поводом моей уникальности.

Вместо того, чтобы выполнять ежедневную рутину, я стал преданном свободе человеком, я проживал каждый день как последний и поэтому я постоянно испытывал выжатые до последний капли чувства, привычный для окружающих свет горел для меня в 1000 раз ярче и запах с болью резал мне легкие. Человек перед смертью видит прошлое, а свобода перед идеальным рецептом заточения увидела страдания.

338-big

Мои колени стучат по ребрам Харона, язык вбивается в края театрального колокола и отсчитывает секунды моего приговора. Я твердо у верен в том, что через пару дней я снова не приду на работу, через неделю замурую себя в комнате, а через год меня спасет обреченное на радость существо. Поэтому я не боюсь и инструкция на двери гласит не бояться кристаллов: «сначала вы почувствуете легкое жжение в желудке, а потом начнете принимать единственно правильные решение». Правильные решение? Подчинять свою волю инопланетному камню — изначально глупое решение! Быть самим собой — самая надежная вещь на свете и именно она сотворила историю такой, какой мы ее знаем, а не этот блестящий синий подорожник для души.

Мне широко открыли рот и положили кристалл, он был похож на вкус детства, а точнее на мармелад, который мне мама постоянно приносила с работы. Через несколько секунд я увидел свою квартиру из толпы братьев и сестер, осколки дыма врезались мне в лицо и я медленно пошел в сторону жизни в клетке, выкрикивая хвалебную молитву.

0 0 0 0 0


Вконтакте
facebook