Город

Параллельный Новосибирск VIII

Опубликовано 01 мая 2015 в 09:28
0 0 0 0 0

Трудно в это поверить, но Анатолий продолжает слать нам каждую субботы письма из параллельного Новосибирска. Каждый раз нам кажется, что смерть, страдания, изуверства, голод и неосторожное обращение со своей жизнью переполнят нашего героя, и, захлебнувшись в фонтанирующей агонии, он расскажет, почему именно он возомнил себя не пассажиром мозга, а его машинистом и управляет своей судьбой самостоятельно, в отличие от зомбированных эффективными лекарствами против депрессии людей. Ничего радостного очередное письмо не предвещает. Люди, которые пишут автобиографические заметки, всегда выливают максимально знакомые и понятные для них события на бумагу, а для нас параллельные откровения – описание нечто страшного, неизведанного и непонятного. Пристегните покрепче свои мозги, впереди откровения из другого мира.

194-big

Что уж говорить, я уже успел много натворить дел на этой планете, разделил свою жизнь на «глупую» и «отвратительно счастливую» и давно перестал бороться с громкими взглядами, которые преследуют меня с самого детства. На заре я проснулся все в том же океане пота на острове одиночества, молитвы людей как звуки чаек размывались в майских каплях дождя и влетали в форточку, мой сонный блеск отражало зеркало на потолке и это означало, что мне предстоит пережить очередной день в муках и отчаянии среди киборгов из плоти медового цвета. Как меняй элементы жизни и сколько не пытайся избежать реальности в разлившихся отравленных реках, все равно получатся Соединённые Штаты Сибири и заросшие города храмами искупления. Новые виды оружия, новые способы укрепления веры, усовершенствованные методы обнаружения оппозиции – ничто не могло изменить корень жизни, даже если назвать город Попловками и изменить все названия улиц, люди бы не перестали ходить ровным строем на ежедневную мессу в самые благословенные места, где всем было уютно и тепло.

223-big

Я часто представлял, что будет, если эти толпы окончательно забудут человеческую речь, встанут на четвереньки и начнут грызть друг друга, но при этом все равно останутся людьми с будущим, настоящим и прошлым, на глупый вопрос мой внутренний голос ответил – значит так угодно Богу. И действительно, выстраивать иерархию на Земле – бесполезно, всегда будет кто-то выше и влиятельней, тот, кто стоит выше людских стай и умел создавать звездное небо в то время, как человек отличал съедобные плоды и от ядовитых. Так зачем стараться что-то исправить? Лучше поддаться течению жизни, расслабиться и вытянуть ноги на встречу к концу.

254-big

Жизнь — Сизифов камень и после смерти меня сменит очередной глупец, который будет в гору тащить неподъемный груз. За пределами планеты ничего кроме бесконечного вакуума и космической пыли нет, за пределами моего сознания ничего кроме сгнившей жизнеформы и бетонных стен – нет, но в внутри меня есть мораль, а с ней и выбор, тащить мне или не тащить объект будущего. Городу следует готовиться к тому, что на заднем плане сознательного общества будет идти бессознательное театрализованное шоу «Анатолий против человечества». Я буду идти мимо алтарей для отпущения грехов, проплывать через рифы законов и гражданских обязанностей, забью на политическую нестабильность и стремительными шагами пойду вперед, оставив вселенский камень позади.

206-big

В мае освобождение от атеизма становится главное мировой темой, рыбаки, священники, банкиры рыдают по радио и телевидению, благодарят клириков за победу в кровопролитной войне 1939-1945 года против африканских сатанистов и безбожников. Я никогда раньше не поздравлял ветеранов, которые доживали свои чересчур тревожные годы, я не считал это нужным и вообще, я ассоциировал их подвиги с чем-то нормальным, вполне естественным. Я бы так же поступил на их месте, но когда я сталкиваюсь с реальными проблемами, которые ничтожны по сравнению, что пережили клирики, я сдаюсь и молча смотрю, как погибают те, кто меня любил и воспитывал. Самые страшные потрясения в жизни я встретил как трус, словно вкопанный в землю столб смотрел на происходящее и не мог ничего сделать, может быть, самые страшные потрясения у меня только впереди, но я знаю точно, что я снова пропущу горе через себя, надо мной загорится черное как смола солнце и ослепит твердым чувством равнодушия.

209-big

Этого бы никогда не сделали клирики, крест в их руках был острей куска стекла, рясы были крепче стали, а мысли о спасении веры были тверже камня. На старых записях я видел, как они самоотверженно боролись в бушующем море смерти, они не пытались бежать от этого моря, наоборот они тонули в нем, держали кресты над головой, чтобы враги падали на колени, чтобы враги верили. Человек переживет это горе, но крест всегда оставит в себя всю боль той войны, я купил много цветов и открыток, сегодня я проведу свой день с клириками, без камня.

0 0 0 0 0
Вконтакте
facebook