Параллельный Новосибирск XV

Опубликовано 20 июня 2015 в 19:58
0 0 0 0 0

Сирена к приближающейся послеобеденной молитве разъедала душевные раны, губы пересохли, глаза щипал ледяной июльский ветер, руки дрожали так сильно, что хотелось схватиться за что-то неподвижно тяжелое и распасться на атомы, забыться в обезболивающей пустоте. Я взял книгу, которая перечеркивает первичные половые признаки и делает меня неотъемлемой частью общества, которое оттягивает как может свой конец. Ежедневные часы улыбок, лекарства из космоса, колонизация, они придумали как побеждать смерть и природу, изменили естественный ход вещей в свою пользу с одной лишь целью — истощить себя и планету, попытаться освободиться от импульсов самолюбия, уйти от материальных интересов, остудить кипящие в сердце принижающие душу эмоции, стать истинными продолжателями библии. Лучший способ к этому придти — умереть, через 15 минут начнется городская молитва и снова я напишу хрипловатыми буквами письмо и разматываю ненадолго петлю с шеи.

accidental07

Я никогда не рассказывал про Соединенные Штаты Сибири, наверное, я раньше хотел переехать в город поприличнее и не стал марать страницы нашей пустошью. Я думаю пришло время вам узнать о городе с револьвером у бетонного виска. Местные жители уверены, что именно здесь зародилась религия, церкви и соборы стоят на взлетных полосах нравственности, иностранца по дороге из порта накрывает тяжелой копотью праведности и в воздухе каждый может потрогать драгоценный изливающийся поток откровений грешников. Здесь время остановилось на последней точки Евангелия, многие поколения зажиточных семей красят заборы и стригут прицерковные газоны, а престарелые бедняки, порочные девы и прочие сибиряки, чья жизнь давно обмелела, работают в банках, бродят по золотым руинам своих дворцов и переставляют драгоценные статуэтки на полках сувенирных лавок.

accidental01

Соединенные Штаты Сибири — город стертых колен и пропахших ладаном стен. Вся жизнь крутится вокруг церквей и золотых памятников Богу, до недавнего времени я был уверен, что внутренняя полость памятников ничем не отличается от человека, который часами протирает колени до крови и шевелит пересохшими губами, но теперь для меня нутро окружающих людей намертво заколочено, я не знаю пустое оно или в них бушуют губительные катаклизмы.

accidental05

Город чем-то похож на все российские и монгольские деревни, новые позолоченные трухлявые многоэтажки исключительно параллельны друг другу, в стеклянных домах обитают попрошайки или немногочисленные бездомные, повсюду рассыпаны церкви и соборы, церковные лавки и места для экстренных молебен. Из — за низкого уровня загрязнения небо всегда однотонно, на бабушкиных открытках я видел разноцветные заводские выхлопы, которые плотными столпами украшали город, их можно было потрогать и даже выпить все радиационные соки, но с новым законом верховного митрополита все заводы перенесли в Новую Зеландию.

accidental08

СШС — машинка для закатывания русской души, здесь нет пивных, кабаков, клубов и игорных центров, из Санатория сатаны священники сделали колыбель праведности и вышили город золотыми кружевами, чтобы ночью ослеплять грешные позывы к вакханалиям. Повсюду играют церковные песнопения и каждые 3 часа воет сирена, предупреждая жителей о молитвах, которые окутают весь город заревом свечей и вернут в давно забытое прошлое.

accidental09

В музее православной утопии деньги не имеют под собой никакой ценности, еда растет прямо на улицах, а мясо запрещают есть священники. За соблюдение порядка следят патрули, они повсюду, даже если их не видно, это не значит, что их нет. Обычно нарушителей они отводят в центральный храм, где фаршируют кристаллами и наспех выжигают ими всю глубину памяти, чтобы когда-то грешный пластмассовый человек перерос в духовную личность, забыл сюр русской ментальности и стал бессмертным.

accidental12

Сирена прекратила плотным звоном, словно выплавленной металлической струей, рвать мне уши, за дверью я услышал шаги соседей, которые спешили выйти на улицу и зажечь свечи. СШС — город, где никто не кидает монетки в фонтан, чтобы вернуться, из этого города никто не уезжает, пересечь границу — все равно, что продать за бессмертие душу Богу, опечатать свой разум от низменных потребностей и увидеть в полости памятников Богу не пустоту, а святость. Я взял свечи, библию и пошел душевно опохмеляться.

0 0 0 0 0
Вконтакте
facebook