Параллельный Новосибирск XVI

Опубликовано 04 июля 2015 в 17:32
0 0 0 0 0

Я всегда сравнивал государство с огромной птицей, а жителей — с птенцами, голыми полуслепыми птенцами, бьющими в ожесточенной схватке с социальной стихией за выживание, как загнанные в угол существа вибрируют от взрывных ударов сердца и учащенный пульс печально диктует спонтанные и резкие решения. Огромная птица бесконечно изрыгает питательную пищу изо рта и острое дерьмо — из пернатой задницы, а птенцы уже сами решают, какой пищей им питаться. Большинство пьют дерьмо как скоты, как суки, как безнадежно больной пациент или самоубийца перед прыжком с 20-го этажа, пьют годами, веками, миллениумами и купаются в этом дерьме пока не захлебнутся. Гигантская птица мужественно выводит самый отчаянный и напряженный стон на свете, чтобы накормить своих детей естественной пищей, немногочисленные птенцы интуитивно организовали очередь и ловят переваренную сплюснутую еду, обильно смазанную материнской жирной слюной.

Глаза Анатолия горят, тесаком он режет сплошную чернильную черту на мелкие буквы и жарит свою грусть в новом письме из Параллельного Новосибирска.

irinasilviu_collage_001

Вторую неделю у нас жуткие холода, у меня снова начался депрессивный делирий, пустой воздух бьется в груди и мне кажется, что даже третье покаяние не избавит меня от тревожных снов. Привычным взглядом я вновь впился в серые центральные дворы из своего затянутого белой пиленой окна. Наверное, жизнь — самое изощренное самоубийство, многие жалеют людей с неизлечимым диагнозом «герпес» или «ветрянка», посылают волны душевного тепла своим присутствием, стараются выполнить последние просьбы догнивающей изнутри сущности, хотя находятся в равных условиях. С рождения нам всем поставили диагноз «жизнь» с летальным исходом, тогда почему пациент с «насморком» живет на полную катушку, просит небо послать ему хоть один дополнительный час жизни, чтобы насладиться в последний раз прогулкой в темном лесу, а обреченный на смерть родственник, выдавливающий последние слезы над облысевшей головой страдальца, стоит целыми днями остолбенело на улице и считает бесконечно убегающие вперед цифры в календаре. Зрелище это довольно скучное, да и к тому же безнравственное.

irinasilviu_collage_002

Время создано для нас одних, вокруг нас крутится огромный мир, мы и есть точка отсчета мироздания, рядом с нами нет бывшего преступника, женщины с дурнопахнущим ребенком, есть только мы одни и каждый из нас идет своей дорогой и у каждого из на нас на пути свои Соединенные Штаты Сибири. Я каждый день молюсь, чтобы люди выработали в себе категорический императив внутренней самодисциплины, построенный на разумных умозаключениях, на импульсах доводов и размышлений, а не на чертовых эмоциях. Люди должны думать, а не поддаваться эмоциям, которые приводят к неразборчивой трате времени и внутренних средств. Человек должен стать одновременно участником и зрителем своей жизни, стать совестью миллиарда сибиряков, перестать поддаваться низшим инстинктам и изменить этический облик общества, чтобы мы жили насыщенно как человек со смертельным синдромом чесотки и безболезненно умирали как свободная от жизненных искушений личность.

irinasilviu_collage_004

Возможно все мои молитвы попадают в небесную корзину «Шопито» или разбиваются о непроницаемые стены моих бывших суицидальных потугов, но моя жизнь не дает мне право на искупительные прокрастинации, я буду спокоен перед лицом опасности лишь только тогда, когда теократия сольется воедино с иерократией и большой нравственный взрыв создаст новое, гениальное общество без принудительного вероисповедания и спасения от неминуемой гибели в жадной петле.

0 0 0 0 0
Вконтакте
facebook