kirill
kirill 07.11.2015

Параллельный Новосибирск XXXIV




Человек — это паразит земной биосферы, маленькая лобковая вошь в земной коре, которая дает ему всю необходимую энергию и материальную пищу для жалкого существования, оптимальной адаптации и максимальной экспансии. А жизнь — замкнутый круг абортария с запахом вечного крика, попытка заставить принудительный выкидыш жить своей отдельной жизнью и слышать в ночи панический ужас клацанья стальных щипцов хирурга. Немногие люди рождались бездыханными, даже самые безнадёжные умудрялись развиваться и становиться магнитом на холодильнике истории, забитым протухшими событиями. Анатолий Коленов из параллельного Новосибирска как раз один из тех людей, кто не затянул петлю на шее, привязанную к камню Сизифа, и не выкинул его в густое течение иллюзий. Он словно патриковский Парфюмер может учуять запах разлагающего общества и спрятаться от него в бездне смертельного трагизма — в ослепляющей тьме, лишенной присутствия людей на стадии становления животными.

Отчаяние — это записная книжка жизни, живительный импульс нашего субботнего героя, в его письмах нет никакого шанса на будущее, ведь в его замкнутом мире в принципе нет будущего, а только когнитивное развитие, здесь и сейчас, пока логика не сточит зубы об опыт и не сформирует свои собственные теории, идейный смех через тысячи безликих поколений.

Day 214

На прошлой неделе, когда я отправил в параллельный Новосибирск свое очередное письмо, над Сочи разбился египетский самолет и вместе с обломками на наши головы упал затяжной дискурс и траур. В эпоху крушения иллюзий, крушение самолета воспринимается как личное поражение в борьбе за жизнь, как маленькая смерть, которая оставила глубокие шрамы и вывернула наизнанку мнимое чувство безопасности. Трагедия стала ночным кошмаром, пост-травматическим переосмыслением прошлого и самобичеванием во спасение своей грешной души. Вместо поддержки и сочувствия близким, люди в очередной раз представили себя на борту и эгоистически начали жалеть себя, компенсировать свою духовную импотенцию передозировкой молитв, они идейно сделали себя из свидетелей жертвами, тревожно начали ценить свое скудное существование и оплакивать свою смерть. Плакать, истерить, утешать сырую душу на фоне трупов — изысканный экзистенциальный ад, естественный рефлекс и фрикция в мои нервные складки.

Day 218

Вся страна за считанные секунды обрела могильный окрас, в телевизоре, церкви, газетах — въедающиеся в кожу заголовки и свойственные диванным террористам легкомысленные гипотезы, один мрачнее другого, словно я смотрю в калейдоскоп угнетения. В Соединенных Штатах Сибири наступила ночь и потупившие головы мотыльки слетаются на неоновыйфонарь, подмигивающий тусклым светом эгоистической эмпатии.

Day 219

Я говорю о том моменте, когда человек, анализируя эту ситуацию, не отпускает ее, а начинает придавать ей силу собственной реальности, погружает ее в заспиртованную банку, чтобы смотреть на нее в аналогичной ситуации, перед взлетом, в коматозном состоянии, и не просит Бога о спасении душ погибших, а переживает за свою телесность, начинает растворяться в будущей мнимой катастрофе и умирать, умирать десять раз, умирать сотни раз над морем и тысячу раз над пустынной землей. А реальный мир начинает исчезать, в тот же момент когда начинает существовать вымышленный мир с парящим латентным трупом на борту. Человек еще долго будет обеспечивать существование этих мыслей и обрекать себя на визуальную гибель, отделяя реальных жертв от действительности, погружая их в свои иллюзорные страдания. Это выглядит как насмешка над здравым смыслом и людьми, о которых нужно помнить и никогда не ставить себя на их место, иначе память о них быстро сотрется и они станут миллионами вымышленных персонажей со своим вымышленным сценарием.

Day 210

Население крупных сибирских городов познакомилось с неврозом вовсе не благодаря катастрофам, а с приходом индустрии и внедрения технологий в жизнь, когда за жизнь человека начали отвечать механизм и искусственный интеллект. И если принять этот факт как за отправную точку в понимании истерии масс, то нет смысла говорить о карикатурах, которые нарисовали палестинские журналисты, ведь каждый принял эту сублимацию страха перед смертью на свой счет, отдался на волю чувств и забыл про разум, который патологически игнорирует подобные провокационные нормы испуганных людей.

Day 208

Нет никакого шанса, что мы окажемся в той же ситуации, но есть шанс, что нам удастся избавиться от нарциссической позиции и заменить все нормы невроза на максимальную степень сочувствия и нравственной чувствительности, которая будет выполнять регуляторные функции на уровне катастрофических событий и не вводить личность в реальность субъекта. Психологическая трезвость — это последний оплот человесности, без нее мы станем прозрачной частью интерьера индустриального мира, погрузимся в хаос и сотрем границы между индивидуальным и чужим, ускользнем в бессознательное и будем постоянно на инстинктивном уровне бороться со смертью, перестанем жить, окружим себя извращением, эмоциональной эмпатией.


в центре внимания Вернуться на главную

цитата дня
«Я залечивал травму ноги, а вечерами брал трехлитровую бутылку водки и добавлял туда кучу конфет Skittles»
- Д. Варди
цифра дня 70 Столько процентов машин в России окрашены в черный или белый цвет