Выбор редакции

Плата войны

Опубликовано 08 июля 2015 в 19:02
0 0 0 0 0

Мы прошли длинный путь, из века боли и триумфа мужества деградировали в эру религиозного беспредела, затем плавно перетекли в век страданий и расового геноцида, а теперь мы спрятались под железным куполом ядерного бомбоубежища и следим в решетчатом окне за неформальным и нефильтрованным театром боевых действий между рафинированным Западом и горькой Россией.

Настоящая война идет не на востоке Украины, не в Сирии и далеко не в Роскомнадзоре: ожесточенные немые бои прямо сейчас разворачиваются в умах человечества, которое возле компьютера коротает время в эпоху наступившего Конца Света, пытаясь сопоставить очередную глупость времени с глупостью неизбежного ядерного испепеления.

Nick

Что может быть более привлекательным и естественным для жителей чудовищной планеты, чем бесконечный процесс вырезания друг друга? Наверное, только тотальное истребление и тирания. Мы сполна заплатили за кровожадную девиацию и войной уже давно никого не удивишь, но все же мы хотим немного поговорить о жертвах войны.

Jerral

На войне мир рушится в один момент, все оказывается пустышкой, автомат в руках насыщает потребность человека жадно поглощать жизнь, а подростковые мечты перестают существовать с взрывом гранаты и мелкими осколками впиваются в спрятанное за укрытием сознание. Самое страшное, что война ломает человеческий каркас, заведомо побеждает солдата и делает из него творожную массу с залитыми кровью глазами, через которые он смотрит на мир как дровосек на лес. В войне все проигравшие, в ней нет победителей, есть только те, кто отдал большую или меньшую плату, силу, эмоцию за выживание или лишился всего.

Matt

Зачастую солдаты платят смерти плотью, чтобы вернуться к привычный мир с людьми разных политических взглядов, которые скоро начнут жрать друг друга прямо на улицах. Взамен оторванной на растяжке ступни, выбитого глаза, обожженного лица бойцы получаю куда более ценный инструмент — опыт. Они как люди новой расы, переполненные непонятной гордостью и одновременно обидой, ждут от жизни с нетерпением нового боевого задания, на этот раз невыполнимого, чтобы яростно избавить себя и близких от покалеченного тела, стать ярким энергетическим всплеском для окружающих людей и бронзовой надписью на доске с обглоданными войной ветеранами.

Layla

Несправедливую пустоту тела не изменит общество, командир, танцующий в темноте славы с орденами, тоже ничего не восполнит и никакой протез не услышит внутренней боли, насколько это хочет орущий в агониях сторонник чего-то единственно верного — справедливости. Варясь в собственной глупости, перечитав на два раза все свои медицинские карточки, чтобы хоть на минуту выключиться из жуткого бурления жизни, они никогда не погрузятся в счастливое спокойствия собственного благополучия, у них никогда не получится симулировать оргазм жизнерадостности, поднять в заминированной душе бунт и освободить себя от войны, пустоты ловушки огрызка и постпродукта политики.

Michael

Мы всегда не могли понять, почему в 21 веке в мире до сих пор льются черные потоки беженцев и по отверстиям в жертвах войны можно изучать историческую хронологию развития вооружения: от примитивного штыка, до фосфорных ожогов, ведь наше общество существует лишь потому, что из поколения в поколение наши предки передавали свои знания и опасения, красочные эмоции и слезы от потерь в многочисленных войнах. Тогда почему вокруг все надрываются в имитации счастья с пистолетом в руке, зачем мы строим новое общество из костей и поливаем засохшую планету кровавым соусом? Доминирующую часть истории насилие исходит от религий, куда ни глянь, все, что осталось от предшествующих нам цивилизаций, исколото копьями и до сих пор реальность под искусственным солнцем остается тревожной, незащищенные люди стали валютой в войне и политики постоянно разменивают ее, оставляя на поле боя копейки.

0 0 0 0 0
Вконтакте
facebook