Город

Поезд в Ад, Inferno-babushka и Тибо Мин.

Опубликовано 25 сентября 2014 в 19:24
0 0 0 0 0

nov_babk

Все журналисты, врачи и полицейские делятся на две неравноценные по объему группы: тех, кто терпеть не может старушек и пожилых людей, поскольку любое взаимодействие с ними грозит перерасти в нескончаемую тягомотную историю. И тех (и они в меньшинстве), кто умеет найти к бабулям правильный подход, и тогда они полностью раскрываются перед ними и играют лучшими своими красками. TNR относился к еще не определившимся, и поплатился за это. Поскольку именно его отправили на это сомнительное, с точки зрения индивидуальной и общественной морали, задание – взять интервью у бабушек.

Мы рассчитывали очень быстро с этим управиться и вернуться домой, досматривать прерванный сон. Задание было простое и абсурдное одновременно: выяснить, куда спешат утренние бабушки. Но погоня за особенно крупными скоплениями бабушек привела нас в вагон электропоезда. Дальше по накатанной. Бабушки хоть и соглашались на интервью, но неохотно. И все отвечали, что едут на дачу. Мы пригляделись, каждая действительно была одета как сталкер, имела при себе внушительного вида авоську на колесах или рюкзак. Фотографироваться соглашались не все. Дедушки так и вовсе вели себя подозрительно. Спрашивали удостоверение журналиста, при попытке сфотографировать их вместе с бабушкой, доставали собственные планшеты, и пытались сфотографировать уже нас. Вообще, современные бабушки оказались весьма подкованными по части гаджетов. Кроме розовых телефонов и планшетов, многие сидели с наушниками в ушах. И когда мы склонялись перед ними, чтобы задать свой вопрос, они медленно доставали один наушник из уха и переспрашивали: «Чаво?» Мы чувствовали себя как в игре-перевертыше, где все было наоборот: злобные быковатые дедушки, отрешенные бабушки с наушниками, и брюзжащий TNR с «мыльницей», задающий свои неуместные вопросы.

Конечной целью нашего пути был Академгородок. Мы слышали, что там недавно открыли новый пруд с утками, для благоустройства которого было привезено 50 тонн камня с Алтая и открыто несколько арт-объектов, в том числе 3 арт-лавочки. Вот к этим-то лавочкам и лежал наш путь. Где же, как не там, на арт-лавочках, повстречать нам настоящих арт-бабушек, которые положат конец нашим мучениям, и расскажут всю правду о том, куда спешат бабушки по утрам.

Gqwbu_-Sga8

Обстановка, между тем, накалялась. Проходя в каждый новый вагон, мы обнаруживали, что нас уже как-будто ждут. MMS-оповещение бабушек сделало свое дело. Дедушки смотрели на нас с нескрываемой агрессией. Мы уже подъезжали к станции Сеятель, когда попали в длинную полосу тумана. На самом деле, это был ловко замаскированный портал, внутри которого произошло искривление пространственно-временного континуума. Выбравшись из тумана, мы обнаружили себя на тогучинской линии, вдали от цивилизации и надежды по-быстрому вернуться домой.

TNR загрустил. Он правда очень хотел попасть на пруд с утками и даже захватил с собой батон хлеба, чтобы покрошить его для них. Мы всего лишь хотели узнать, куда спешат утренние бабушки, но никак не рассчитывали отправиться туда вместе с ними. За окном сиротливо желтели скошенные поля, перемежающиеся маленькими речушками, мостиками и березовыми околками. Иногда попадались дачные поселки, с покосившимися, полуразрушенными домами и провалившимися крышами. Людей в этих поселках было мало. Машин еще меньше. Лица у многих были такие же отрешенные, как у бабушек с плейерами. Все они куда-то двигались, не проявляя при этом никакой заинтересованности. TNR уже начал ощущать себя героем фильма «Неуместный человек», и подумал, что он, похоже, не заметил, как умер. И теперь поезд с бабками мчит его прямиком в ад.

YyaL7xQrOn8

Неожиданное прозрение поразило: так вот куда спешат бабушки по утрам. Мы углубились в размышления об этой поистине инфернальной силе старух. Вспомнился выживший из ума горно-алтайский художник, к которому мы ездили в гости этим летом. Все его бла-бла-бла по поводу места, где опрокидывается мир, и где обращается знак всякой вещи. И этим местом сейчас был наш поезд. По-видимому, спрятанный в тумане портал был той самой магической границей – междумирье – которую пересекать не следовало. Теперь нам неминуемо грозит гибель за святотатство. Старушки оживились, почувствовав себя в своей стихии, заговорили. Во всех народных сказаниях старуха выступает как крайнее проявление опасной разрушительной силы, которой обладает женщина, не подчиненной никакой мужской власти. Бесплодная, она является составной частью целины и дикого мира, связана с непокоренной природой и оккультными силами. Старуха имеет в себе часть, связанную со всем, что искажено, и со всем, что вывернуто и выворачивает. Если мужчина по мере старения набирается мудрости, то женщина становится все злее. Крайним проявлением старухи является старая колдунья – свирепый сказочный персонаж, наделенный необычайными способностями («беззубая, она разгрызает бобы, слепая, она прядет пряжу, глухая, она повсюду сплетничает»). Бррр… мурашки побежали по спине. Надо поскорее выбираться из этого поезда.

zjamSGkjhSE

Выбраться из этого богом забытого места тоже было не просто. В поисках дороги, которая привела бы нас к трассе, мы пошли по селу. Село было вымершее. Бабушки, гуськом вышедшие из электрички, растворились в нем, словно соль в море. Необходимо было найти кого-то, чтобы спросить дорогу. Но тут путь нам преградил огромный черный пес с глазами, точно чайные чашки, как в той сказке. А следом и ведьма подоспела. На самом деле это была старая-престарая сгорбленная старушенция, которая между тем бойко передвигалась при помощи своих двух ног и клюки, и так же бойко поглядывала маленькими глазками по сторонам. «Не бойтесь, он не кусается», — промолвила старушка. И позвала: «Ко мне, Тибо!» Тибо послушно повиновался, подошел и улегся у ног старушки. Мы поинтересовались, не в честь хоккеиста ли назвала старушка собаку. Нам как-то сразу пришел в голову Жослен Тибо по-прозвищу «T-bone». Старушка ответила, что Тибо – реинкарнация Тибо Мина – последнего бирманского короля. Король отбывает наказание за то, что несмотря на явное дурное предзнаменование духов-натов, не согласился перенести столицу из Мандалая. Пытаясь умилостивить духов, он приказал принести большое количество ритуальных жертв —  100 мужчин, 100 женщин, 100 мальчиков, 100 девочек, 100 солдат и 100 иностранцев. Мы с любопытством посмотрели на Тибо. Бедняга, тебе целую вечность придется провести в телах самых низких существ, пока ты искупишь подобную провинность. Поинтересовавшись у старушки, как пройти к трассе, мы продолжили путь. На прощание старушка подарила нам яблоко. Уж не отравленное ли, мелькнула мысль. Да нет, старушка вроде добрая. Судя по тому, что попутку удалось поймать очень быстро и прямиком до Новосибирска – яблочко и впрямь было волшебное.

Автор: Светлана Нечитайло

0 0 0 0 0
Вконтакте
facebook