Город

Помним, любим, скорбим

Опубликовано 28 июня 2015 в 15:02
0 0 0 0 0

Наше одноразовое, как пластиковая ложка, тело не способно к регенерации или омоложению, мясной гроб души обречен на забвение и чем скорее человек с этим смерится, тем лучше. С городами все наоборот, всю гипертрофированную эстетику каменных стен контролирует время. Время работает над приоритетами, словно бытовой философ, выращенный на кустарных догмах, пытается отчеканить свое имя в бронзе, сделать мощный глоток триумфа и стать бессмертным.

Если мы начнем рассматривать вопрос бессмертия Новосибирска, то мы рискуем скатиться к множеству параллелей, так как наш город с водкой за асфальтовой пазухой и сигаретой в заводских зубах не стал вступать в схватку со смертью, а трясущимися угольными руками вцепился в мятые монументальные примеры истории и обрек себя на скандальный успех, а, как мы знаем, у бухого все выходит в два раза эффектней и ироничней.

maxresdefault копия

Сегодня бессмертный Новосибирск скинул с себя засаленную проблемами, пропахшую идиотизмом и прожженную пеплом скандалами позолоченную чешую, металлический ветер машин сорвал последние остатки прозрачной пленки с груди города, вечно пьяные по праздникам лекари залили раны хмельным бальзамом и обработали спиртом. Мы убедительно просим всех читателей встать, сегодня мы собрались не для того, чтобы услышать очередной окрик надежды из современного ада, а проститься со старым Новосибирском, 121 – летней театральной старухой, нашим убежищем, ангелом – истребителем сценических сатанистов и тяжеловесом в борьбе за русское благополучие.

Нам всем не будет хватать твоих сладких тараканов в Шашлыкове, выпячивающих толстые рыжие животы от гастрономического рая. Кто теперь будет бережно хранить за туманом доверия этих несчастных насекомых, кто споет паразитам грустную сказку перед вечным сном и смажет толстым одеялом густого сыра. Мы хороним тебя за ближайшем плинтусом, мой дорогой Новосибирск, вместе с теми, с кем ты не знал горя и тоски – тараканами.

CD5aT5dVIAAlozs

В реанимации напротив тебя лежала циничная Монстрация, увы, но она тоже нашла в себе силы навсегда покинуть нас. Она, как и ты погибла от опухоли мозга, страшной болезни, которую трудно принять и о ней действительно сложно остановиться говорить, ведь только смитерапия может ввинтить в вены обезболивающий опиум и залить мочой из катетера окружающих, залить желтым очищающим пламенем формалистов, как заливает церковная свеча праведников. Давайте выпьем за Монстрацию без закуси, давайте помянем уставшим внутренним голосом многонедельные разборы вокруг мирно спящего синего трупа, прощай.

Кажется, еще вчера мы спасали тебя от суицидальной смерти, от ада серой будничной рутины, когда ты выпил безбожный шот в театральном борделе и пустил смерть по пищеводу, опьянил окружающий мир иллюзий свободы и нахально схватил праведников за интимные места. Мы откачали тебя ударной дозой подлинного искусства, поставили клизму немой нравственности и промыли желудок от феноменальных идиотов. Сложно себе представить жизнь без Тангейзера, сложно представить жизнь без измененных творческих координат и тебя, мой верный Новосибирск.

4 копия

Прощай Соловьев с Городецким, прощай тотальный диктант, парадное авиашоу, мы никогда не забудем Юрченко, Бугринский мост, рост доллара и затопленные дачи. Только сейчас мы начинаем остро понимать, чего лишись, едва речь заходит о перспективах, как горькие слезы сворачивают глотку и барабанят по земле траурную мелодию, ностальгия обволакивает нас своей теплотой. Прощай Новосибирск.

0 0 0 0 0
Вконтакте
facebook