Еда

Последний ужин

Опубликовано 01 мая 2015 в 17:38
0 0 0 0 0

Нашей инстинктивной природой командует желудок и в зависимости от того сколько еды влезет в брюшной крематорий, столько времени мир не увидит зафиксированных на камеру бытового насилия и уличных поножовщин. Без еды стенки психологического пресса давят на деструктивные качества человека, появляется голод — чрезвычайно мощный побудитель агрессии и насилия, изящная личность деградирует до уровня первобытной обезьяны и сначала начинает есть все несъедобное, а потом отпиливает кусок ноги соседа и устраивает званный ужин. Конечно, если человека долго не кормить все будет происходить не как в фильмах про Лектора, все будет гораздо хуже. Подавляющее большинство начнет грабить и убивать за сочный кусок стейка, сознание мутирует в механический конвейер с бракованными желаниями перерезать глотки, чтобы выжить, сработает инстинкт самосохранения! Как это противно бы не звучало, но человек всегда останется неотъемлемой частью животного мира, которое построило фундамент храма потребительского общества на голоде.

Изначально люди поощряли войны и насилие для того, чтобы прокормить свои племена, сегодня с появлением продовольственных ратуш стало не с кем сражаться, выхолощенному обществу нечего преодолевать, самостоятельная личность стала независимое единицей, которая возложила на себя ответственность за добывание пищи. Как показала практика, одного человека намного проще поймать и наказать, чем охватить праведным гневом целую империю, поэтому социализация трансформировало палачей в полицейских и дало им право контролировать за фундаментальными человеческими инстинктами, которые забывают сдерживать себя на почве голодного бунта. Как и многие рудименты общества, полиция начала выпускать свои негативные эмоции в роли палачей, но далеко не в образе душевных психологов. Вместо того, чтобы людям, эскалирующим агрессию и насилие, дать ватрушку, палачи казнят жертв и при этом дразнят последним ужином — демонстрацией тотальной и унизительной власти над человеческой природой. Зачинщикам самых лютых бойнь на земле ничего не оставалось, как последний раз съесть свою любимую метафизику ненависти и поддавались гастрономическому искушению. В этой статье мы поговорим о последних ужинах великих полководцев, маньяков, а так же спросили новосибирцев, чтобы они съели перед смертью.

elena_01

Судя по тому, какой последний ужин съел Наполеон перед роковой ссылкой, он воевал за сытую и роскошную жизнь во всем мире. Если сравнивать типичный русский завтрак 1812 года с французским, то Николя Шовен крутится в гробу и звонко стучит челюстью от давно сгнившей гордости. Гастрономическая обсессия Наполеона была прекрасной, его вкусы были тоже прекрасны, но методы — вульгарными, за это ему дали возможность пережить последнюю близость с любимым блюдом:

Последний ужин Цезаря стал утопией для глобальной деревни вокруг Рима. Когда Цезарь ел, в мире шел дождь, так Вселенная пускала слюни и даже несанкционированная смерть не могла себе позволить прервать жизнь великого человека перед заоблачной трапезой. Говорят, что Цезарь мог съесть одновременно 3 разных блюда и единственной нежелательной, неизбежной преградой к его величию стала внезапная смерть.

В мировом сегменте YouTube огромной популярностью пользуются видео с серийными маньяками. Странно, но человека всегда притягивала обратная сторона жизни, самая темная. Мы всегда догадались, что человек никогда не являлся мягким и любящим окружающий мир существом, все что ему нужно — доминировать, унижать и сексуально утверждать свое эго. Вот, например, серийные убийцы, они могли часами не есть и высматривать жертву, инстинкт самосохранения подавляли инстинкты охоты и их влечение подпитывала голодная агрессия, которая страшнее и разрушительней ядерного взрыва. Когда в жизни нет жертв, а только стальная решетка, все мысли заново поглощает еда и желание снять депрессию калорийной отравой. Поваренная книга убийств, насилий и причинения боли, или последний ужин серийный маньяков перед казнью:

2 3 4 5 (1) Bezymyanny (1)

В России голод всегда был главном источником освобождения гениев, страдания и муки стали фундаментов нашей культуры ( а не агрессия), поэтому еда для нас никогда не была чем-то сакральным, во всяком случае среднестатистическому россиянину достаточно хлеба и солянки, чтобы успешно дожить до глубокой старости. В 21 веке год за годом над Новосибирском сгущаются тучи эгоизма и жажды наживы, обусловленные потребительским угаром. И действительно на прилавках не увидишь отображений натюрморта Серова и Хруцкого, сейчас художники бы нарисовали мраморную говядину с селедкой под шубой, как это делали Голландские сытые мастера масла и кисти. Чтобы узнать, что роднит сибиряков с Наполеоном и Цезарем, мы спросили несколько человек о том, чтобы они съели перед смертью.

Света

Мяса, вина, конфет для Юльки (дочки), и своих любимых друзей.

Вероника

Много сладостей и кубок с ядом! Ну или рыбу фугу. Чтобы умереть быстрее.

Артем

Картошки с мясом.

Марина

Фаршированного лося, много жаренной картошки, гамбургер, наггетсы, котлеты и запеканку

Маша

Мед с орехами и апельсиновый салат.

Дима

Суши, шашлык, жареную отбивную, бекон, колбасу, сосиски. Надо умереть сыто!

Павел

Шаурму из Дяди Денера.

Наши запросы — намного скромней званного японского ужина. Наша еда — нечто обладающее динамикой ментального развития, низкокалорийные знания, полотна великих художников и аппетитный пейзаж, воспеваемый бессмертными голодными поэтами.

Кстати, последний ужин может быть и таким:

0 0 0 0 0
Вконтакте
facebook