kirill
kirill 05.11.2015

Православный панк




Сибирский панк — маргинальный пласт музыкальной анархии и телесной деструкции, который стал образцом поведения новосибирского культурного сообщества. За пьянством у нас стоит некое понимание действительности, той самой жизни, наполненной до краев самоиронией, которая воспевалась в конце 80-х звериным ревом в беспощадной поэзии под три суицидальных аккорда, вечная душевная весна в бетонной камере — стала архаичной идентичностью креста, на котором нам предстоит умереть за створами прожигания жизни, а экзистенциальная безнадежность в обертке протеста — это наше уютное дно со стремлением к интеллектуальному самоуничтожению.

11221576_948347378545365_4026028213083172262_n

Самоуничтожение во благо смысла и спасения миллиона людей, крест, дешевый портвейн — как кровь и плоть бойцов первого сибирского панк — призыва, желание подорвать советский конвейер по сборке людей и дать всем свое земное царство, сознательная бедность и осознанная самоотдача не во благо материальным ценностям, задача объяснить, что тотальная и отчаянная любовь к свободе, мощнее любой системы и «пятилетки», проповеди об апокалипсисе, смерти, наркотиках. Все эти явления фетиша, треша и подготовки души к жизни после Конца Света  указывают на то, что сибирский панк — православие, а все исполнители — монахи, поэтому меньше ада, больше панка!

11161351_884009121645858_7377761111622062505_n

Наш сибирский ответ всем конфессиям — панк, и с 90-х Новосибирск стал монастырем преподобного Егора Летова, в который ежедневно совершают паломничество сотни музыкантов в надежде получить сибирскую благодать, стать паладином в борьбе против системы. Суть православия и панка одна — ждать второго пришествия Христа, разрушения материально мира и вечной жизни в объятиях спасителя, разница лишь в образе Христа и оружия, которое уничтожит Землю, а вместе с ней и жизнь. Панки верят в объеденение масс под флагами Летова и тотальную кремацию планеты кострами бунта, Христос же уничтожит нас отчаянием, болезнями и стихийными бедствиями. Радикальное богословие и радикальная музыка, маргинальные прихожане, проповеди и куплеты, пост и запой, череп и мощи, что может быть ближе православию, чем панк?

12006188_958501714196598_5528847972525354127_n

Песни Летова — Библия современного бунтаря, молитвы за всех, которые требуют от нас полной материальной капитуляции в пользу святости и вечных страданий, ведь только через страдания человек познает бытие и путь к бесконечности души, святости и радость искупления. Панк против лжи самому себе, против мирских приторных сладостей, жадности и политического атеизма, адепты стараются не поддаваться мирским искушениям, а умерщвляют плоть через алкогольно — философский аскетизм, бесплодие, отказ от гонораров, губительное самовыражение и ежедневные молитвы в келье андеграунда.

12028945_10153456183895660_289592832_n

Разумеется, сибиряки по всему миру путешествуют с миссионерскими концертами и оставляют за собой богословский след, мироточащий кровью с запахом перегара. Но с каждым годом в Сибири остается все меньше истинных апостолов панка, сцена жадно черпает ископаемые и скоро «сибпанк» — станет прижизненной эпитафией сибирской действительности. Смертью.

F-StJohnIrenei

Панки уходят оставляя за собой гниющее тело, проигранное восстание, активную гражданскую позицию и много важных слов. Однако, несмотря на все это, сибирский панк жив, и, похоже, он останется в человеческих черепах навсегда. По крайней мере, он всегда будет там, где проповедь о силе смерти приятней, чем лживые притчи о красивой жизни.

10898095_840640495982721_3623885330257944090_n  F-damned


в центре внимания Вернуться на главную

видео дня Американец взял в жены собственный айфон
цифра дня $36 000 За столько можно заморозить свое тело в Новосибирске