Книги

«Проститутки — это завоевательницы мужчин». Камилла Палья

Опубликовано 03 октября 2015 в 06:08
0 0 0 0 0

Камилла Палья — вооруженная до зубов комплексами феминистка, которая совершает поистине ритуальный акт: лишает историю возможности забыть о своем эффекте присутствия, поэтому она пишет длинные предложения маленькими колкими буквами, пытаясь вдохнуть в них ревущую и извергающую клубы дыма ненависть ко всему, к чему притронулась опороченная рука мужчины, другими словами, ко всему миру. Сегодня мы впустили в наш несокрушимый оплот маскулинности эту замечательную феминистку и подобрали несколько цитат, которые накручивают на палец клитор сильных и независимых.

paglia1

Нельзя понять сексуальность потому, что нельзя понять природу. Наука — это методика логического анализа действий природы. Она уменьшила человеческий страх перед космосом, продемонстрировав материальную основу природных сил и, зачастую, их предсказуемость. Но наука всегда играет в обороне. Природа нарушает правила, когда захочет. А наука не может предотвратить ни одного удара молнии. Западная наука — продукт аполлонического мышления, которое надеется, что холодный свет разума рассеет мрак, — что первобытная ночь может быть отброшена и побеждена путём построения классификаций и выдумывания новых названий.

Наше представление о красоте — это урезанное катастрофическое пространство хтонического насилия, с которым мы не желаем встречаться каждый день, выходя из дома на прогулку. Каждый раз, говоря, что природа прекрасна, мы произносим молитву, перебирая в пальцах чётки нашей тревоги.

Мифологическая идентификация женщины с природой абсолютно верна. Вклад мужчины в продолжение рода мимолётен. Зачатие — это мгновенный акт, ещё один фаллический пик на диаграмме протекания процесса. С этого пика мужчина соскальзывает в состояние полной бесполезности. Беременная женщина демонически, дьявольски совершенна. Она представляет собой онтологическую целостность, не испытывающую нужды ни в чем и ни в ком.

Менструация и деторождение — это вещи слишком варварские, чтобы служить материалом для комедии. Уродливость этих вещей породила колоссальное смещение исторического статуса женщины в сторону сексуального объекта, чья красота постоянно обсуждается и модифицируется. Красота женщины — это компромиссный вариант ее опасной архетипической привлекательности. Красота обеспечивает нашему взгляду комфортную иллюзию интеллектуального контроля над природой. (S.P.)

Садомазохизм всегда оказывается неподалёку от тех мест, где происходит поиск или достижение сексуальной свободы.

Гомосексуальность не нормальна. С другой стороны, она представляет собой вызов норме» — здесь кроется ее извечная революционность. Заметьте, что я не называю гомосексуальность вызовом «понятию» нормы. Теоретики гомосексуализма — эта засушенная компания вороватых паразитов — попытались провозгласить поструктуралистский курс на полное отсутствие нормы, — поскольку всё случайно и относительно. Это такая дурацкая западня, в которую попадают люди, помешанные на словах, когда они глухи, слепы и аутичны по отношению к окружающему миру. Природа существует, — нравится это ученым или нет. И в природе продолжение рода является единственным и жёстким законом. Это и есть норма. Наши сексуальные тела были созданы для воспроизводства. Пенис заполняет вагину, — и никакие причудливые словесные игры не могут изменить этого факта. Тем не менее, мой либертарианский подход в этом случае, как и в случае с абортами, состоит в том, что мы не только можем, но и должны бросить вызов тирании природы.

Высокоразвитая индивидуальность состоит именно из таких утверждений свободы от естественных ограничений. Геи — это герои и мученики, погибающие на поле самой великой битвы из всех, которые нам известны.

Порнография позволяет телу жить в языческой славе, в буйстве, в хаотичной полноте плотского. Определяя мужчину как врага, феминизм отчуждает женщин от их собственных тел.

Проститутки — это никакие не жертвы мужчин, как нас пытаются уверить феминистки. Это, скорее, завоевательницы мужчин, — изгои, контролирующие сексуальный канал между природой и культурой.

tumblr_lxkizl6eza1r70heko1_400

У Фуко , к которому я обычно не слишком хорошо отношусь, есть одно место, в котором я полностью с ним согласна. Он полагает, что не должно быть никаких законов, ограничивающих сексуальность. Я тоже так думаю. Законы должны касаться только тех случаев, когда происходит насилие или принуждение. Многие вещи, касающиеся сексуальности скрыты.

Мой образ мыслей тяготеет к либертарианству. Это означает, что я противостою вторжению государства в частные сферы — такие как аборты, содомия, проституция, порнография, употребление наркотиков или самоубийство. Я намерена твердо отстаивать ту точку зрения, что все эти вещи должны являться предметом свободного выбора в рамках представительной демократии.

Настоящие радикалы, преданные революционным принципам, должны уметь находить более захватывающие поэтические образы для своих знамён. Вот лозунги, которые я хотела бы видеть написанными на трепещущем фиолетовом сатине над церковью Св. Патрика: Власть Пенису; Да Здравствует Голубая Любовь; Рай — Немедленно; Пожалей Дьявола; Плоть И Фантазия; Бога Нет; Ешьте Мое Тело; Секс Свят; Искусство, Наслаждение, Секс; Дионис Жив; Верните Вавилон; Язычники Объединяйтесь, Не Подчиняйся Авторитетам; Освободи Свой Ум.

Зайдите в книжную лавку для женщин — там полно этих фальшивых книг о богинях. Это ложное юнгианство. Я в этом хорошо понимаю. Все богини были двойственными: в них есть и позитивное и негативное. Как Кали — половина её рук — дающие, а половина — убивающие. Вот что упускается из виду: сложность, двойственность, амбивалентность женщины. Власть женщины. Все эти феминистские образы богинь — это пошлая версия белой матери семейства, принадлежащей к среднему классу — то, что заставляет меня просто рвать и метать. «Сексуальная персона», собственно, призвана была развенчать все эти сентиментальные штучки.

Я полностью отвергаю желание многих феминисток пересоздать мужчин таким образом, чтобы они стали робкими и чувствительными, — в сущности, превратить их в новую разновидность женщин, в современных евнухов, — что, разумеется, было бы женщинам гораздо удобнее. Я не думаю, что это совпадает с интересами человеческого рода. Мы хотим мужественности и энергичности, и я боюсь, что для того, чтобы снова получить мачо в своё распоряжение, нам придется пройти через определённый период нестабильности в сексуальных отношениях.

Предназначение женщины — властвовать над мужчиной. Не служить ему, не льстить ему, не вешаться на него в поисках того, кто поведёт её за собой. Но и не оскорблять его, не унижать, не рассматривать как угнетателя. Гомосексуалы и люди искусства создают пространство, свободное от власти женщины, но большинству мужчин женщины необходимы для равновесия, для осуществления связи с подземным миром чувственной истины. Когда женщины отходят от мужчин, как это в массовом порядке произошло в лесбийском феминизме, мы сталкиваемся с огромным культурным бедствием.

Женщина должна понять, что, связывая себя обязательствами с мужчиной, она, в мужском бессознательном, сливается с его матерью и наследует, таким образом, амбивалентность этих отношений.

Нет, не мир угнетателей-мужчин и женщин-жертв. Международный заговор женщин с целью сокрытия от мужчин того, как они, мужчины, хрупки. Здесь работает какое-то странное материнское стремление защищать.
Мы должны преподавать и мужчинам и женщинам общие принципы этики. Но собственно отношения между полами не могут быть объектом регулирования. Секс, как и городские улицы, может быть абсолютно безопасным только при тоталитарном режиме.

Времена, когда брак и религия сильны — это счастливые времена. Система и порядок защищают нас от пола и природы. К несчастью, мы живем в такое время, когда хаос сексуальности вырвался на свободу.

Искусство — это форма, мучительно пробуждающаяся от кошмарного сна природы.

Порнография — это напряжённое театральное действо человеческого воображения; насилие в порнографии — это протест против ограничения, накладываемого природой на нашу свободу.

Феминизм предал женщин, создал отчуждение между полами, заменил диалог политической корректностью.

Феминизму 200 лет. И в его истории множество фаз. Мы можем критиковать текущую фазу, но это совершенно не обязательно будет являться критикой феминизма вообще. Я хочу спасти феминизм от феминисток. Себя я идентифицирую с довоенным феминизмом┘ с тем периодом, когда женщина была независимой, полагалась на собственные силы, признавала свою личную ответственность, а не обвиняла в своих проблемах других людей. Идеальные феминистки для меня — это абсолютно независимые и бездетные Амелия Экхарт и Кэтрин Хэпберн, — последняя открыто выступала против того заблуждения, что возможно будто бы и «рыбку съесть, и ног не замочить».
Современная независимая женщина была порождена капиталистической Америкой. Никогда ранее женщина не была так свободна в том, что касается одежды, карьеры и сексуальной ориентации.

Капитализм — это разновидность искусства, аполлонический артефакт, конкурирующий с природой. Это ханжество со стороны феминисток и интеллектуалов — наслаждаться всеми радостями и удобствами капитализма, одновременно над ним издеваясь┘ Каждый, кто был рождён в капиталистическом обществе, кое-что ему должен. Отдайте кесарю кесарево.

Нам нужен новый феминизм, акцентирующий личную ответственность, открытый искусству и полу со всеми их темными и жестокими тайнами. Феминистки конца столетия будут неприличными, они будут близки к нуждам простых людей и, в озорной манере Шестидесятых, будут немедленно высказывать то, что у них на уме.

0 0 0 0 0
Вконтакте
facebook