Выбор редакции

Религиозные перверсии. Чем грешат церковники

Опубликовано 21 сентября 2015 в 16:49
0 0 0 0 0

Религия – это реакция на провальные попытки человека уничтожить свой род, сделав земной шар непригодным для существования. Православная абстракция морализировала брошенных на произвол судьбы сектантов, агностиков, язычников к ответному удару и стремлению к духовной монополизации. Но, что бы ни делал человек, к чему бы ни прикасалась наша клейменная кровью рука, даже если она несет в себе благие цели, например, всеобщее равенство, спасение от неизбежного Конца Света, смирение и т.д, она всегда будет дрожать от ужаса неизвестного, страха к нереализованным утопиям, апокалиптических намерений доминации личностного над планетарным.

1312946189_7

Сейчас мы живем в мире меняющейся ленты новостей и гаджетов — это стало одним из главных следствий тенденции возврата религии к ее ортодоксальной этике, где безграничная любовь к Богу превалировала над телесными и мирскими несбыточномы аддикциями.

Почва для второй религиозной волны годами культивировалась коммунистическими тяпками, в то время как неухоженные бороды священников линяли без валютных расчесок прихожан. Без орошающих веру кошельков церберы в рясах вмиг превращались в бесовских опричников, удобряя своими юродствующими мечтами те самые «красные» траншеи, в которых уже извивались немощные ростки истинной (не тоталитарной и без государственной протекции) веры и дрожали от ветра сибирских кнутов.

Nlt1JTmOom0

Безусловно, фанатичность прихожан и злоупотребление религией всегда тормозило рост тернового куста, который должен был стать ошейником для армии церберов с золотыми перстнями, но недавнее открытое заявление священника о его нетрадиционной ориентации сбило координаты веры с религиозного компаса РПЦ.

Среднестатистический верующий, непременно, осудил элементы тайного приобщения к Богу, но давайте оценим ситуацию трезво: вы действительно впервые узнали о практикующих геях среди священнослужителей? Очевидно, что церковное большинство, особенно в РПЦ, является гомофобным и соотносит педерастию чуть ли не к фундаменту содомии, но сама религиозная основа табу толкает священников на гомосексуализм, она толкает обетом безбрачия к нетрадиционным сексуальным отношениям.

A1wrOXo0l0w

Мы не берем в пример каталитическую церковь, где высшая инстанция открыто заявляет о желании венчать однополых грешников и снисходительно относятся к педофилии.

Гомофобия — официальный канон РПЦ, определенная попытка рефлексии в яме, где обитает монстр с брутальной мужской внешностью и гомосексуалистским поведенческим окрасом. Возможно, это всего лишь очередная проверка Бога, который, помимо бедности, прогресса, болезней и горя, наслал на «элиту» абсолютное зло — педерастию? Никто этого не знает, но одно все знают точно —некоторые священники определенно не справляются с этой проверкой и уже сами, словно полубоги, насылают на церковный авторитет иллюзорный налет гомосексуализма, порождающий мифы о социальном лицемерии духовных наставников. Поэтому одно дело избавиться от иллюзий гомосексуализма, а другое дело – искоренить заднеприводную чуму среди священников, либо научиться жить с тем, что провоцируют многочисленные факты причастности православных к геям.

0TnGlOebq8A

Католическая церковь — церковь радости, православная — страданий. В Католицизме еб*т, в православии — дают.

Смириться с политикой «двойных стандартов» РПЦ никогда не сможет, ведь это будет самое беспощадное надругательство над жителями планеты. Демонстративная ласка ангельских гениталий станет отмашкой к всемирному хаосу и кардинальному изменению поведенческой нормы людей. Исчезнут сдерживающие факторы, которые на уровне Библии регламентируют общественные нормы и сексуальную идентификацию.

Само признание наличия гомосексуализма в непорочных кругах и нежелания репрессировать гомосексуальные прослойки судом божьим приведет к покорению конфессии и уже никто не расценит это факт, как очередную проверка Бога на прочность зада. На этот раз самарский священик Артем (Амфиан) Вечелковский, который объявил себя геем, будет жестоко репрессирован церковью, но что будет дальше? Что сделают с латентным или скрытым меньшинством с нетрадиционными идеологическими ориентирами? Люди становятся христианами не потому, что в христианстве запрещено лупить друг друга по бледным задницам, а чтобы придать своему существованию некий смысл, чувствовать веру. И снова возникает вопрос: «Тогда почему монахи готовы променять чувство веры на колющее чувство?».

JvrkTxYk3mA

Смазывать анус лубрикантом, надеясь на милостивого господина, — глупо, тогда получается, что современное состояние веры находится в пограничном состоянии, в неопределенности, которая больше не терзает людей сомнениями — существует или нет Бог, а ставит перед искушенными вопрос — любит Бог гомосексуалистов или нет? Больше нет вопроса вероятности существования Бога, всем нужно знать, а чего хочет сам Бог, возможно, это и отражает понятие «христианство всегда требует еще большего христианства» или все же в поисках бесконечных ответов человек видит в вере оправдание, нравственный щит и высшую протекцию. Еб*ть мужиков в жопу или не еб*ть — выбор, который должен быть сделан каждым, в не зависимости от конфессии и надежды на второй божественный бартер.

EN7TCzobZsc

Бог — не щедрый парень в баре, который платит за нас и наши земные грехи. Скорее, он неприметный зритель в углу, наблюдающий за клиентами дьявола и пьяной исповедью.

Утверждать, что меньшинство священников имеет устойчивые однополые связи, — преуменьшать проблему глобального масштаба, равно что сказать, будто у каторжников в ГУЛАГе был 6-часовой рабочий день. “Анальная порука” стала тенью многих священников, которая ночью становится Вселенной, обволакивает содомической гомосексуальностью стонущие монашеские ляхи и впускает в себя фаллический вихрь атеистических перверсий. Кроме того, среди священников нет разделения на “активных” и “пассивных”, в церкви “кто в теме” — все равны. Но опять же, в чем же психологическое ядро этой анальной перверсии?

Bl9oXr_qtoU

На самом деле, ответ очевиден. Гомосексуализм, как раковая опухоль, прогрессирует там, где нет женщин (если всмотреться в замкнутое, как черная дыра, глоатсе, то вы увидите там гладиаторов, спартанцев, солдат, монахов).

Пренебрегая основными функциями организма и репродуктивным сексом, человека начинает тянуться к чему-нибудь специфическому, что под давление запретов становится сексуальным. Например, попа товарища, либо ребенка (женщина — табу, грех, клешня кита). Однополая тяга перерастает в импульс, а импульс — в страсть, а если еще и поглубже «выстрелить», то можно избежать белых улик на сакральной черное одежде.

VlQelAnO3JQ

Посадите однополых животных в клетку — через год они станут аристократическими извращенцами.

Вера не смогла уничтожить низменные сорняки в человеке и лишь монах-одиночка, избегающий всяческой коммуникации, смог сохранить в себе то святое, что было изначально заложено в первоисточнике жизни, когда вера еще не крутилась по орбите сексуальной аномалии и человек не забился в приватные подвалы своего либидо, где прятал заведомо провальную партию анальных поддавков. Дефицит секса привел к неконтролируемым последствиям, специфическим позам и церковной бинарности. Сама тема секса относительно религиозной среды уже вызывает определенное отвращение, словно разговор престарелого педофила с 6-ти летней непорочной девочкой, поэтому мы надеемся, что больше никогда не узнаем подробностей из религиозного приватного, а неудовлетворенные сексуальные желания станут той аскезой, которая искренне и терпимо выдавит гомосексуальный прыщ на носу церкви.

0 0 0 0 0
Вконтакте
facebook