Развлечения

Смерть суровости

Опубликовано 17 апреля 2015 в 20:52
0 0 0 0 0

Сибирская жизнь стала чередой сплошных переговоров о комфорте, точка отсчета счастья начинается с покупок и заканчивается обезглавленной маразмом  старостью. Русифицированная версия американской мечты поработила холодные сердца жителей Новосибирска и иссушила мозги, мутировала серое вещество в черепной коробке в жевательную резинку, к которой липнут брендовые лейблы.

Сегодня TNR ехал в стареньком троллейбусе и ему поддавал жару беспощадный гражданин ближнего зарубежья, наверное, в педаль газа он вкладывал всю свою ненависть к несправедливой жизни, обезумевшему президенту Узбекистана и страдания от расставания с семьей. Он летел к остановке как бежит преданный пес на встречу своему хозяину после долгой разлуки, его глаза сверкали красным пламенем в зеркале заднего вида и казалось, что ток в проводах подпитывал его боль. Троллейбус врезался в встречный ветер, жадно мчался вперед и азиатский Вильгельм Телль резал асфальт словно головы врагам. В этот момент мы поняли, что все остатки сибирской суровости остались в этом незаурядном водителе, в этом человеке, который встал последним в семиотический ряд с Ермаком, Распутиным, Жуковым и другими железобетонными личностями.

В Новосибирске пошло все из рук вон плохо, когда мы продали свои души дьяволу за наслаждения и он не просто дал нам бесконечный оргазм, а заменил все суровые сферы жизнь на социальные формы активности и послал на Землю смертельную болезнь «потребление». TNR хочет вернуться в то время, когда на смену сельской жизни пришла бетонная яма и люди еще не были испорченны пуританством и скучными мокрыми мечтами о ношенных трусиках готической девы.

Утро

s5geTATIw9c

Когда сибиряки слушали Высоцкого по радио и одним взмахом зонтика могли вызвать дождь из метеоритов, утро в городе девственников начиналось в 6.00 с завтрака. Сибирячки в сварочных масках на канализационном люке жарили огнеметом 30 яиц и посыпали низкокалорийный деликатес ельцинской эпохи опилками, чтобы стать едиными с природой. Но как вы уже догадались, никто и не собирался очернять свой желудок жалкой яичницей, поэтому ее выбрасывали на улицу в качестве приманки для диких чупакабр, которые и были главным источником белка наших прародителей. Сам Один с Перуном выковали на нерушимой наковальне сибирякам желудок и велели есть только самую беспощадную к людям пищу. Поймите, что для всего мира мы огромные и злые минотавры в городском лабиринте, стоит нам снова надеть вместо андерката рога, то весь мир останется на туристических магнитах на холодильниках. После сытного завтрака, желательно из беременной самки, сибиряки снимали тормоза с велосипедов и ехали в прохладный лес на душистую работу.

День

y9bPyLo_I5U

Сейчас клеркам хочется приключений, своей гаражной бой-банды с размытыми татуировками на заднице, а наши предки хотели встретить лбом падающее дерево и собрать щепки для семейного очага. Ценности меняются. В лесу суровые сибиряки пили портвейн 777, топили слюной муравейники, рубили деревья и переживали смуту по-своему. Кто-то понимал, что привычная жизнь на краю бездны с миллионом пульсирующих от тесноты смертей выглядит намного поэтичней, чем проза мучительного рабского давления консьюмеризма. От этих мыслей многие выворачивали себя руками наизнанку и умирали на красных от крови «каруселях депрессии». Остальные после валки леса мылись в общем фонтане, он же туалет и родильная палата, и шли устанавливать связь с адом, ведь, когда ты находишься на одном шаге к бестионарию магазинов, то терять уже нечего и нужно умереть не как паршивая мразь от глотка яда, а корчась от боли в сражении с цунами или грозой. Умирающий вид сибиряка был настолько страшен, что сейчас мы будем фантанировать рвотой при виде его красных глаз, вырывающихся из заросших бровей, его походка была злее Клинта Иствуда в 1000 раз, от шагов на противоположной стороне Земли образовывались воронки и унывающая душа светилась расплавленным черным дымом.

Вечер

Не отрывая взгляда от паршивого будущего, сибиряки шли от каннибализма и каменного века в эпоху виртуальной реальности, каждый лоскуток земли, который мог рассказать о Сибири больше, чем учебник по истории, становился клубом, золотые поля, по которым в детстве бегали сибиряки с топорами в руках и добычей внутри, превращались в торговые центры, стальной конь без тормозов преобразовался в самую безопасную и обузданную консервную банку. Богини стали нимфами, богатыри с квасом — говнорями с крашенным спиртом в худых как телефонные провода конечностях. Чтобы держать себя в руках и внутреннего демона на привязи, суровые сибиряки в течении нескольких лет прятали свой гнев в вечных ледниках и собирали легион разгневанных бесов для борьбы с железобетонным драконом. Даже матерым людям иногда приходится переждать, чтобы агрессия переросла в отчаяние.

Ночь

V8hfG80BzFE

Первое, что почувствовали сибиряки при виде огромного дракона в сетчатой майке и бердцах на лапах — хтонический ужас. Некоторые мученики захлебнулись от свободы самовыражения на месте, но самые стойкие вырвали себе глаза голыми руками и пошли уже на встречу черной безысходности. Чем больше силы, тем сильнее враг. Капиталистическая рептилия начала жалким голосом петь о своей грешной жизни и пристрастиям к низким «тазам». Подлая тварь! Когда жители Сибири бегали по девственным полям и слушали невинные пения птиц, разбавленные с шумом реки, тело захлебывалось в природном экстазе и казалось, что жизнь замерла и ничего кроме смерти ей не сможет помешать, по крайней мере не должно. Как оказалось от прекрасного люди только тупеют и теряют бдительность, попсовое пение — эпицентр страданий, в который попали наши герои. Выжил только один, остальные смяли как пустые банки себе головы. В его ушах играли те самые звуки речки, птиц и бабушкиного церковного органа. Перед глазами пролетело детство, первое убийство медведя, первая встреча с оползнем, деревянная изба, яблочный запах приманки для лосей. Одной рукой он вцепился в бетонные поры дракона и свирепый зверь расплавил ее раскаленной инфляцией, второй суровой рукой он взял за железную вену чудовища, бывший друг ослепленный обещаниями получить повышения, отрубил последнему сибиряку руку. Тогда он сжал зубами огненную грудь и дракон отрезал голову последнему герою трамваем №13. Эту историю мы увидели в красном зрачке водителя троллейбуса, может быть мы бы узнали, чем все закончилось, но старые потертые двери «молнии» выпустили нас из драконьего ануса к скидкам.

0 0 0 0 0
Вконтакте
facebook