Город

Снимаю. Порчу

Опубликовано 15 ноября 2014 в 17:34
0 0 0 0 0

2262

Однажды TNR набрался смелости и решил пропылесосить свой коврик на лестничной площадке. Приподняв коврик, дабы все как следует подчистить, мы обнаружили под ним не песок с улицы, не шелуху орехов, не фантики и прошлогодние билеты, а обычную поваренную соль. Найти соль под ковриком оказалось настолько необычно для нас, что мы не замедлили поделиться открытием сначала с коллегами по работе, потом с сотрапезниками в пабе, и уже вечером – с таксистом, который отвозил нас домой. Каково же было наше удивление, когда таксист уверенно заявил, что соль под порогом не что иное, как «подклад», а значит сами мы стали жертвой чьих-то колдовских манипуляций. Кто-то явно решил сжить нас со свету, и теперь нам ничего не остается, как искать охранительной магии у каких-нибудь авторитетных знахарей или целительниц. TNR не слишком-то суеверен в подобных вопросах, поэтому мы решили, что лучшей охранительной магией будет вытряхнуть немедленно пылесос и забыть обо всем. Но воспаленное воображение, подзадоренное алкоголем, сделало свое дело. Всю ночь нам мерещилось, что кто-то ходит по дому и вздыхает, легонько стуча коготочками по паркету – то ли собака почему-то не спала в ту ночь, то ли суккуб к нам наведывался. В общем, на утро мы проснулись с тяжелой головой и твердым намерением во что бы то ни стало отыскать подходящую бабушку или народную целительницу, которая совершит обряд экзорцизма, на случай, если в нас уже кто-то проник. Ну или по крайней мере напугает этого кого-нибудь, чтобы он и не думал проникать.

В Новосибирске полно объявлений в духе «потомственная гадалка», «сниму порчу» и все такое. Но искать нужно именно бабушку, и чтобы она жила в деревне и помогала бесплатно, т.е. от чистого сердца. Иначе ее помощь не сработает. Нам повезло, мы нашли такую бабушку, которая согласилась помочь нам бесплатно и от чистого сердца. Ею оказалась наша собственная бабушка, которая по случаю жила в деревне, и как это часто бывает в деревнях – общалась с другими бабушками, и нахваталась от них всякой жути. Мы приехали, бабуля взяла в руки обычный календарь, и понеслось. Перво-наперво выяснилось, что и бабуля, и мы родились в «адовы дни». Это проклятые дни, и поэтому нам всю жизнь будет не везти. Для того, чтобы спастись от подобной напасти, нужно всего-навсего взять яйцо от черной курицы, ночью пойти пешком на кладбище (а до ближайшего кладбища километров десять, не меньше), там найти свежую могилу, где яйцо это закопать, посыпать все той же солью, и прочитать длинный муторный заговор с кучей сатанинской символики, крестов, черепов и прочего бреда. Так что стало даже не по себе, как это наша бабушка, у которой, между прочим, крест на шее, на такое сподобилась. По случаю отсутствия свежих могил на кладбище в тот вечер, а также черных яиц и куриц, обряд этот мы решили отложить на потом, и принялись за другой.

5138

Для того, чтобы диагностировать порчу, бабуля велела нам садиться на табурет, сама отрезала лоскут красной тряпки от своего бывшего пионерского галстука, подожгла его и, дымя им как кадилом, принялась читать молитву. Тряпка чадила, и бабушка скоро начала кашлять. Бабуля старалась, как могла; преодолевая слезы и першение в горле, она самоотверженно продолжала читать молитву. Наконец сдалась. Торжественным шепотом бабушка объявила, что порча наведена очень сильная, самой ей не справиться, и побежала за более опытной товаркой.

Наставницей бабушки в делах житейской магии была еще более старая бабушка, жившая по соседству. Вскоре они обе явились, и начали свои приготовления. Наскоро заговорив ковш с водой, они приказали нам сесть на пороге, держа ковш над головой так, чтобы наладился энергетический обмен между заряженной головой и водой. Пока мы налаживали энергетический обмен, бабушки плавили воск, после чего вылили его в воду. Затем началась вторая и самая интересная часть работы – интерпретация. Застывший в форме причудливой химеры воск был извлечен и подвергся тщательному осмотру. Бабушки склонили над ним седые головы. Все происходящее было похоже на общение двух хирургов: молодого и опытного. Они пристально вглядывались в еле заметный рубец на сердце, пытаясь определить, от чего умер (или в нашем случае – скоро умрет) пациент. Бабушки долго спорили, не желая прийти к единому мнению. Наконец они почти договорились, но возникло новое разногласие: одной застывший воск напоминал самолет, из чего следовал вывод об опасности гибели в результате авиакатастрофы (ну или как вариант, самолет сам упадет нам на голову), другая видела машину, и тут уже практически не было шансов спастись. Нам же в причудливой экспрессии застывших линий мерещились переплетающиеся в соитии и взаимном удовольствии тела. Так что логично следовал вывод, что если мы и умрем когда-нибудь, то видимо от сердечного приступа во время секса и в очень преклонном возрасте. Потому что молодые люди во время секса не так уж и часто схватывают инфаркт.

8118

Обнаружив, таким образом, причину грозящей гибели, предстояло теперь уничтожить порчу через отражение в зеркале. Бабуля велела идти в прихожую и становиться перед трельяжем. Сама сбегала в ванную и сняла со стены второе зеркало. Так, стоя между двух зеркал и сцепив пальцы в замок, мы добрые пол часа читали заговор, не размыкая губ, про себя. После чего основная часть ритуала экзорцизма была завершена. Бабушки расслабились, пошли ставить чай и делиться секретами посола очень хрустящих огурцов. Нам же было приказано наменять мелочи и отнести ее на кладбище перед родительским днем, там найти могилу человека с таким же именем, как и у нас, и оставить возле нее деньги со словами: «Откупаюсь, откупаюсь, откупаюсь, откупаюсь. Аминь». Но это уже так, на всякий случай. Ведь, как известно, свято место пусто не бывает. И бесы, оставив однажды захваченное ими тело, могут попробовать вернуться проторенной тропкой. Так что превентивные меры в магии еще никто не отменял.

После всего этого мы еще долго пребывали в смятении. С одной стороны, было очевидно, что бабушкам просто скучно в деревне, и они развлекаются таким образом, так же как мы развлекались когда-то в пионерском лагере, вызывая пиковую даму или гномика-матершинника. Но с другой стороны, так же как тогда в лагере, нам было очень страшно, что пиковая дама задушит нас, а матершинник – обматерит. И нам хотелось поскорее уехать из этого жуткого места – деревни – насквозь пропитанного всеми этими колдовскими делами. С первыми петухами, а также с первой электричкой этот мрак в душе нашей рассеялся. Впереди забрезжил город, как символ рациональности и здравого разума, а деревня с ее темными чуланчиками и скелетами в потаенных шкафах уходила все дальше и дальше.

0 0 0 0 0
Вконтакте
facebook