Музыка

Station Dysthymia

Опубликовано 26 апреля 2015 в 15:24
0 0 0 0 0

Пока мы боремся за свободу творчества, на противоположенной стороне Земли человекоподобные прямоходящие существа думают, что в Сибири «чернобыльская зима» поднимает из земли сгнившие тела коммунистов, волки во главе голого по торс Владимира Путина воют на полную Луну, а майор КГБ пьет водку на чувствительной к западным оскорблениям ядреной ракете. Это далеко не преувеличенный плоский юмор, а мнение зарубежных журналах и такого рода треш  относится не только к нам, а ко всему, что находится за Уралом. Если бы европеец попал в Новосибирск, то он наверняка не нашел бы трухлявых избушек и лязг цепей на ногах жителей ссыльной столицы, тогда почему у иностранцев складывается такое фантастическое мнение о современной реальности Сибири? Все дело в людях, которые дают им интервью и описывают наш процветающий коммунистический край. В одном из зарубежных изданий мы прочитали интервью с новосибирской группой Station Dysthymia, где они описали город, как грязный бастион с разваливающимися серыми домиками и рюмочной экономикой. Водка, трэш, собаки пожирают собак — ключие столпы, на которых держалось мрачное интервью.

Station-Dysthymia

Мы продолжаем рассказывать о необычных людях Новосибирска и героями этой статьи станут те самые Station Dysthymia, которые подлили масло в огонь безумия и раскалили котел с нелепым ассоциативным бульоном.

За Уралом нет волков и полуголого Путина, здесь есть только острые рифы по которым плывет черный флагман с разорванными от встречного ветра парусами и чугунными узорами на бортах. На корме стоит дьявольский рог, чтобы таранить ворота ада и забирать на рабскую службу вопящих от мук грешников, черные как уголь пушки выплевывают миллион децибел гремучего рока, которые разрывают сталинские бараки и порабощают сентиментальные души. Всегда свежей кровью на правом борту корабля небрежно вышито кистью название «Station Dysthymia», но люди называют его Похоронным Катафалком и боятся больше смерти, потому что капитан вручную разрывает человеческие души и делает из них новые паруса.

Андерграудный ветер несет корабль на самые эксцентричные и жестокие острова перфоманса, разрезая волны вперемешку с распухшими трупами, безрукие старики натягивают зубами струны парусов и капитан выходит из своей каюты, пропахшей дешевым алкоголем и шлюхами, подбодрить свою верную команду голосом из самых глубин катакомб страданий. Вакханалия перед смертью сопровождается гитарным соло, с каждой вибрацией струны из глаз матросов течет кровь, смазывая скрипящую палубу из костей и плоти праведников. Корабль стал меккой для сибирского могильного холода, каюты хранят в себе самые страшные ночи, вместо ламп сполохи молний освещают дистрофические черно-синие лица голодных узников, в ножнах матросов чума, а в кулаках вечное одиночество, сердце корабля — антиутопия и вера в мучительно медленно вращающуюся черную планету с солнцем, наполненным алкогольным горючим.

Самое страшное, что можно сделать корабль, — это вызвать бессмертного Ктулху с гарцующим кадыком и необъятными легкими для всепоглощающего гроулинга, самый жуткий жанр, который может спеть капитан корабля — могильный гибельный метал, защищенный пластами сибирской суровости. Даже самым хардкорным дэдметалистам от подобны звуков станет не по себе и им придется панически забиться в углу и рыдать до красного носа, умоляя пощады и жалкой капли сострадания к прогрессирующему некрозу головного мозга. Station Dysthymia не думают о себе, когда играют похоронный метал, они окружают себя мрачными мыслями о насилии, суициде, трупах и некрофилии. Они буквально заблудились в акустическом чистилище с мертвыми сектантами и суицидниками, похоже им это нравится и они никогда не воспользуются планом эвакуации из хронической субдепрессии.

 

0 0 0 0 0
Вконтакте
facebook