Развлечения

Теперь московский Курт Кобейн

Опубликовано 04 сентября 2014 в 14:02
0 0 0 0 0

ndG4_GHaz6Y

Обычным вечером TNR брел из метро домой, как вдруг вспомнил про того самого известного новосибирского парня с голосом Курта Кобейна. Куда он делся и почему больше не поет в переходах Нирвану? Вооружившись гуглом, мы выяснили, что Николай Петровский уже год как переехал в Москву, дает там концерты и пишет собственные песни.

petrovsky_1

Три года назад Николай Петровский наделал шуму со своим кавером на «About a girl». Одни хвастались, что видели его, другие ныли, как им попадаются одни говнари (это все карма, ребят, TNR тоже не повезло). Жители остальных городов завидовали нам и заманивали музыканта к себе. За рубежом искренне надеялись на возрождение Nirvana новым составом и поражались феноменальному сходству.

Мы решили, что совсем неправильно забывать городских героев, и узнали из первых рук, как у музыканта идут дела:

— Не так давно ты играл в подземке Новосибирска, а теперь выступаешь в московских клубах. Перемены дались сложно?

— Да живу как жил, на самом деле. Пою в метро, сочиняю и записываю песни.

— Кто тебе помогает в записи? Удалось собрать группу?

— Банда была… но сейчас делаю всё сам на компьютере: гитара и бас живые, барабаны программные. Как почувствую, что хочу бомбить на публике, буду снова участвовать в концертах, а пока готовлю материал.

— Почему банда распалась? Не сыгрались или что-то другое?

— Слишком много репетиций было, притом освоение материала шло медленно. Плюс ко всему единомышленников найти непросто.

— Получается, ты решил сосредоточиться на своем творчестве и пока взял тайм-аут на участие в фестивалях вроде KCBF?

— Не совсем, просто так сложилось в этом году. На следующем KCBF я скорее всего буду играть с Костей Чалых (вокалист гр. «Мои Ракеты Верх», гитарист 7Раса и Sunsay, прим.редакции) и музыкантами, которых ему удастся собрать для этого выступления.

— Какую идею ты транслируешь через свою музыку?

— Волшебство бытия!!!

— Материал для альбома еще не готов?

— Набрать песни на альбом можно и сейчас, но дело не в количестве. Что-то нужно аранжировать, часть материала доработать и т.д.

— Есть ли надежда увидеть тебя в Новосибирске?

— Как навещу родной город — в метро обязательно появлюсь! А про концерты говорить пока рано.

— У тебя прям музыкальная семья — вы с женой музыканты, сын играет на губной гармошке и барабанах. Как думаешь, музыка должна быть в крови или любовь к ней можно привить?

— Думаю среда, тот мир, в котором растёт человек, очень многое определяет. Но и влияния крови не избежать. В общем, и то, и другое в какой-то степени.

Как ни пытались мы бороться с самими собой, любопытство взяло верх, и мы пошли узнавать помнят ли Петровского в родном городе. Оказалось, помнят многие, и даже следят за творчеством:

Александр Муромцев: Николай крутой чувак. Цепляет своей искренностью.

Григорий Лунин: Каверы хорошо исполняет! И свои песни неплохие, в гранжевом таком стиле.

Маргарита Бахарчиева: Помню, как увидела ролик, где он поет в переходе метро. Курт Кобейн – легенда, нужны талант и смелость, чтобы исполнять его песни так вдохновенно.

Дмитрий Николенко (Спб): Мне просто нравятся тексты.

Никита Севастьянов (Тюмень): У Николая есть потенциал. Вот еще когда создаст свою группу, с собственным названием и стилем – с его-то вокалом точно есть куда развиваться. Главное не останавливаться.

Помимо каверов и собственных песен у Николая за плечами история, полная неожиданных поворотов. Так, музыкант рассказал нам про службу моряком, травку и самом важном — любви и самоощущении в музыке:

petrovsky_6

— Ты всегда хотел связать свою жизнь с музыкой? С чего все началось?

— В детстве я ездил в пионерские лагеря, где мамулька работала пионервожатой или музыкальным руководителем. Первое мое выступление состоялось в каком-то кинотеатре при санатории: мама аккомпанировала на аккордеоне, а я пел детские песенки. После выступления люди подходили с благодарностью к маме и с восхищением сравнивали мой голос с Робертино Лоретти. А я не воспринимал никаких похвал, потому что петь не хотелось, отказывался от конкурсов в пионерлагерях и т.д. Помню, мама пыталась меня дисциплинировать, когда я приходил со школы и сразу брал гитару: «Опять не переоделся … а уже за гитару взялся!» Но петь я не собирался, не любил и стеснялся.

В 16 лет меня пригласил к себе в гости папа (мне было 3 года, когда родители разошлись и последний раз мы виделись, когда мне было 9 лет) в Николаев, это Украина. Мы с батей сблизились, бывало, как друзья выпивали, он узнал, что я курю, возражать не стал… и я остался на Украине исполнять его мечту (правда, этого не понимал) — поступил в мореходный колледж в Херсоне.

— Вау, ты был моряком!

— Моряк с печки бряк — вот как это учение можно назвать! Пятиэтажное здание под названием «Экипаж», строевые, наряды как в армии, вначале дедовщина. А еще была анаша. Из 70 человек на этаже только трое не курили. И вот там я услышал Нирвану, мне было 17…

— Чем тебя так зацепила эта группа?

— Первый альбом, который забрал меня в Нирвану — это Unplugged in New York. Тут очень характерный подарок случился. Дело в том, что раньше я играл на акустической гитаре и как-то не ценил этого, меня манило электричество и тут полное переосознание…это как неиграющему человеку дать умение игры на гитаре мгновенно. Я держу в руках гитару, играю простые аккорды и мне так нравится, меня шторит + анаша. В общем, я стал регулярно выпадать из компаний в небольшой спортзал на нашем этаже и там пел песни Нирваны на «кошачьем», но пока только для себя. Это было совершенно новое отношение к этому действу, добавился ещё один цвет радуги в моей жизни.

— Травка работе не мешала? Море как-никак…

— Вся моя работа в море как сон в дыму. В Венеции был, в турецких городах каких-то… неоднократно проходил Босфор. В те моменты, казалось, мне жутко везёт на приключения и встречи с разными людьми, о которых я сейчас даже не вспоминаю. Бывало, ночью на 4х часовой вахте в море так хотелось пропеть пару куплетов «Polly», что я бросал руль, если был один на мостике и спускался в каюту, чтоб совершить задуманное. Ну, и пароход шел по морю сам. Конечно, я зондировал обстановку заранее, никаких ЧП не происходило.

— Почему не сложилась карьера мореплавателя?

— Я видел, как люди попадают в день сурка и сам в этом дне жил, каждый день одно и то же: вахта, поспал, поел… и заново. Вроде престижная работа, все вокруг так считают, а у меня залёт на залёте, в связи с алкоголем и анашой. Капитан на моём последнем судне для штрафников был совершенно не внятен, бубнил себе под нос, а я ему не забывал об этом напоминать. И мы друг другу так надоели, что он решил от меня избавиться. Но я не заставил его долго ждать и подставил себя сам. Не то что бы специально… его величество случай. Весть о моём распиздяйстве долетела до Киева, и капитан Конопкевич тут как тут. Написали на меня бумагу, что я чуть не сломал пароход и пел сатанинские песни. Помню какое чувство освобождения я испытал! Сам бы не смог отказаться от предложенного батей пути на тот момент, ведь на моё обучение было потрачено много денег. А так, всё случилось само собой.

— Что же дальше? Не ушел в запой?

— Нет, вернулся назад в Новосибирск в 2002г. А спустя год встретил Диану (жена Николая, прим.редакции) — пришёл устраиваться на работу, она подменяла директора, своего брата. Я ей сразу признался, мол, ищу работу временную, а сам музыку люблю… сверкнув зорким взглядом, она сказала, что тоже музыкант и предложила мне чай, я не отказался.

Диана Иорданская: Когда я ехала в офис провести собеседование с Колей, еще не знала, кто он и сколько ему лет. И притом, что я была исп. директор, бежала, как на свидание, с такими характерными бабочками в груди! У входа увидела дядю лет 50-ти и ужасно расстроилась, подумав, что это и есть Николай… Но тут на крыльцо вышел Коля -весь сверкающий, в белых брюках, с модной прической. Когда мы прошли в офис, такое было ощущение, что это я пришла устраиваться к нему на работу, а не наоборот! *смеется* Я краснела, волновалась, бегала туда-сюда, не знала, что сказать, а он вальяжно развалившись, прямо и искренне рассказывал о своих планах и мечтах.

— В итоге ты был принят на работу?

— Да, дела складывались хорошо, правда, с сильным перевесом в сторону наших отношений. Чаша, на которой оставалась работа, опустела совсем. Диана уже тогда пела под гитару в метро (я её видел однажды, ещё до знакомства), пошла по стопам своего отца. Я работал и сварщиком, и дворником, и торговым агентом. То урабатывался в хлам, то вообще как Емеля на печке лежал и мне никто слова грубого не говорил. Дома всегда была атмосфера творчества, вечерами чай с травами и философскими размышлениями Евгения Павловича, песнями под гитару. Позже и я решил попробовать петь в метро. Вот так и играю! Я очень благодарен судьбе за это, и вообще за всё.

— Играть в метро – что это для тебя? Больше работа или отдушина?

— Метро для меня — живая школа вокала, проявления духа и взаимодействия с людьми. И, конечно же, я так выживаю, одновременно занимаясь тем, что люблю и хочу взращивать дальше.

— Что с анашей? Больше не куришь?

— Я не то, что анашу, я даже обычные сигареты больше не курю. В августе 2005 года я выкурил последнюю, понял, что дальнейшее движение к заветной мечте с этим недугом будет кривым, смял пачку и с тех пор даже не хочу затянуться. Хотя раньше я «ел» сигареты, а не курил! А вскоре я узнал, что такое алкоголь и для чего он… По сей день в моём доме этой мути и капли не бывает. Вообще сложно передать глубину осознания того, что все эти яды лишь уводят от настоящего себя. А быть собой — это значит БЫТЬ!!! Мечты не любят тех, кто не обладает этим состоянием.

— Ты пел в нашем метро шесть лет, а популярность вдруг пришла после выложенного в интернет ролика. Как отреагировал на эту новость?

— Если честно, прозвездить мне может, и хотелось, но это было давно. Некто Артём Лагунов заснял тогда песню Нирваны в моём исполнении и выложил в сеть. Я ни о чём не подозревал. Даже клуб в контакте создал не я.

— Расскажи про музыку в твоей жизни. Главная по-прежнему Nirvana?

— Сейчас слушаю их редко, в основном включаю в машине. Люблю В.Высоцкого, отношение к творчеству Дэйва Грола потеплело после просмотра его фильма. Но такого как с Нирваной было, больше не испытываю. Разве что своя музыка «пробивает», особенно в момент её написания и какое-то время после. Одни песни совсем перестают нравиться. Иногда радуют музыкальные партии в советских мультфильмах и приятно удивляют. Есть некоторые вещи, которые трогают меня глубоко, но, в основном, они не из того музыкального мира, в котором я хочу продолжать творить.

— Глупый, но обязательный вопрос – какие дальнейшие планы на творчество?

— После того, как не нашел единомышленников, у меня возникла идея распределить сессию по усилителям и тем самым создать виртуальную группу. Правда я ещё не пробовал и только на подходе к этому, нужно приобрести разные железяки…

Убедившись, что Николай продолжает творить и дела его идут в гору, у TNR отлегло от сердца. Нас просто распирает гордость, что такие таланты жили с нами в одном городе! Ждем концертов и новых песен. А пока пойдем послушаем старые: https://vk.com/petrovskyband

 

 

0 0 0 0 0
Вконтакте
facebook