Развлечения

The Long Hard Road Out Of Hell

Опубликовано 13 сентября 2015 в 17:48
0 0 0 0 0

Мэнсон — типичный продукт больного детства. Немного ортодоксального христианства, капля святой воды, щепотка волос с груди сатаны, запах пота Лавея, мощи Кроули, зубы Кеннеди, крайняя плоть еврея и угли от костра еритика. Если эту адскую смесь собрать в кучу и полить слезами шизофреников, то после многолетнего внематочного запора Вселенной из нее под музыку Вагнера вылезет праведный Брайан Хью Уорнер, которого жизнь затолкнет обратно в многогранную спираль ада и заразит тексты его будущих песен отборным трипаком миллиарда девственниц.

marilyn_manson_1

Копаться в чужом прошлом – дурной тон, ведь в нем всегда заключены причины страданий, крушений надежд и бессилие человечества. Копаться в прошлом Мэнсона — все равно, что засунуть руку дьяволу в анус и попытаться простимулировать простату, поэтому вспышка отчаяния с потекшей тушью и дикими линзами нашла пару минут, чтобы написать автобиографическую книгу и избавить околоинтеллектуальные массы фетишистов от соблазна сорвать грязное белье и гадать на гуще. Подробности своего детства и отрочества Мэнсон описал в книге «The Long Hard Road Out Of Hell» и мы вырвали сухожилия и зубы текста, чтобы перевести стрелки на пути идейного вагона к локомотиву интереса, который имеет непосредственное отношение к жизненному опыту нашего брата, куска космического кода и самого известного черного Лорда — Мерлина Мэнсона.

Идея рая — это всего лишь христианский путь к созданию ада на земле

КРУГ ПЕРВЫЙ — ЛИМБ

Адом для меня в то время был подвал моего деда. В нем воняло как в общественном сортире и было невыносимо грязно. Сырой цементный пол был устлан пустыми пивными банками и прочим дерьмом и не подметался, наверное, с тех пор, когда мой отец был еще ребенком. Соединенный с внешним миром одной лишь деревянной лестницей, приделанной к шершавой каменной стене, этот подвал был запретным местом для всех, кроме деда. Это был его мир. Болтающаяся на стене выцвевшая красная сумка для клизм ясно говорила о том, что Джек Энджюс Уорнер абсолютно не волновался о своем суверенитете, который мог быть нарушен его внуками и прочими посторонними людьми. У правой стены подвала пристроился обшарпанный белый медицинский шкафчик, напичканный какими-то коробками, набитыми всяким барахлом, презервативами. высохшими до такой степени, что их можно было порвать, взяв в руки, резиновыми перчатками, ржавыми банками от дезодорантов, а довершал эту нелепую коллекцию игрушечный Монах Тук, чья голова почему-то была загнана кем-то внутрь туловища.

КРУГ ВТОРОЙ — ПОХОТЛИВЫЙ

236

Несмотря на все ужасы, которыми нас пугала миссис Прайс, я начинал осознавать, что испытываю к ней тупое сексуальное влечение. Наблюдая ее, входящую в класс словно сиамская кошка, ее пухлые губы, эффектную стрижку и шелковые блузки, ее «трахни меня»-тело и «воткни мне в задницу»-походку, я врубался, что за христианским фасадом скрывается темпераментнейшая женщина. Я был епископалианцем, но для нашей школы это не имело значения. Это не останавливало миссис Прайс. Однажды она начала урок, спросив: «Есть ли хоть один католик в классе?» Никто не ответил, и тогда она погрузилась в долгие разглагольствования о различиях между католической и епископальной церковью. Она рассказывала о неправильной интерпретации Библии и фальшивых идолах, в частности Деве Мари.

КРУГ ТРЕТИЙ — ПРОЖОРЛИВЫЙ

Во мне рос бунтарь. В Школе Христианского Наследия я не мог выложиться на полную катушку. Это место держалось на законах и конформизме. Там даже были странные правила ношения одежды: по понедельникам, средам и пятницам мы должны были надевать синие штаны, белую рубашку и что-нибудь красное по вкусу. По вторникам и четвергам мы носили темно-зеленые штаны, белую или желтую рубашку. Если волосы касались ушей, они должны были. быть немедленно подстрижены. Все были словно из инкубатора и о какой-либо индивидуальности, читай-выпендреже, не могло идти и речи. Начиная с двенадцати лет я начал затяжную кампанию по изгнанию самого себя из школы. Начал ее невинно — с конфет. Я очень хотел прикоснуться к запретному плоду.

КРУГ ЧЕТВЕРТЫЙ — СКУПОЙ

Вдоволь наторговав кассетами, я вдруг понял, что проданное можно спереть обратно. Поскольку все в школе строилось по принципу честности, ящики в раздевалке не запирались. Во время урока я частенько отпрашивался в сортир, а сам шел в раздевалку и тырил пленки из ящиков. Это была прекрасная система, но и она продержалась недолго. Однажды я снова обнаружил себя нос к носу с миссис Коул. Ничего объяснять ей не пришлось. Она знала, что я покупаю, продаю, а теперь еще и ворую проданные кассеты. Она знала что я продолжаю делать журналы и записываю грязные песенки о мастурбации вместе с кузеном Чадом и мы называем свой проект Большой Берт И Уродцы. Моей финальной выходкой был поход в ненавистный дедов подвал, похищение самого огромного искусственного фаллоса и перемещение его в ящик стола миссис Прайс.

КРУГ ЧЕТВЕРТЫЙ -РАСТОЧИТЕЛЬНЫЙ

720x405-Unknown

После месяцев мастурбации я познакомился с еще одной девицей, ее звали Луиза. Я встретил эту белокурую бестию на юношеском футбольном чемпионате в пригороде Кэнтона — Льюисвилле. Тогда я не знал, что она была тиной поттс Льюисвилла — местной потаскушкой. У нее были тонкие губки, плоский носик, и при этом она походила на мулатку и чем-то на Сюзанну Хоффс из Bangles. Она стала первой девчонкой, сделавшей мне минет. Но, к несчастью, это было не все, чем она меня одарила. Практически каждый день, пока моих предков не было дома, я затаскивал ее к себе в спальню. Мы слушали Rush и Дэвида Боуи и, поскольку я уже мог контролировать оргазм, имели нормальный подростковый секс.

КРУГ ПЯТЫЙ — ГНЕВНЫЙ

Вообще-то я рос маменькиным сынком, испорченным мамой и не благодарным ей за это. Я был достаточно хилым ребенком, потому что она старалась держать меня дома и постоянно быть при ней. Когда у меня появились первые прыщи, мать сказала, что это аллергическая реакция на яичные белки, и я долго считал, что это именно так. Она хотела, чтобы я был похож на нее, зависел от нее и никогда не покидал ее. Когда я уже достиг двадцати двух лет, мать постоянно приходила ко мне в комнату и плакала, пока однажды не сказала, что видела силуэт Иисуса в дверном проеме.

КРУГ ПЯТЫЙ — ЗАМКНУТЫЙ

БРАЙЕН УОРНЕР

ВСЯ СЕМЬЯ

Он надеялся, что магнитофон до сих пор работал. Это был один из тех портативных магнитофончиков, что используются в школах и библиотеках. Тедди не понимал иронии своего поступка — Энджи знала, кто купил его для брата. Тедди вытер кровь, вымел волосы из угла и понял причину своего недовольства ситуацией. «Мама, очевидно, запретит мне смотреть телевизор», -резюмировал он, глядя на бардак, который устроил. «Черт с ней. Черт с ними всеми. Почему она обидела Пег? Почему?»

КРУГ ШЕСТОЙ — ЕРЕТИЧНЫЙ

967011__marilyn-manson_p

Так как никто не собирался публиковать мои вирши, я договорился с Джеком Кирни, владельцем небольшого клуба Скуиз, что буду декламировать свои творения перед началом ежевечерних шоу. Таким образом я мог хоть как-то донести свою поэзию до людей. Теперь каждый понедельник я нелепо возвышался за микрофонной стойкой на маленькой сцене, читая недалекой публике стихи и прозу.

КРУГ СЕДЬМОЙ — ОБМАННЫЙ — СВОДНИКИ И СОВРАТИТЕЛИ

У нас с Терезой совсем не клеилось, а с Мисси мы очень скоро стали близкими друзьями. У меня не было ни машины, ни работы, ни денег, но она подвозила меня домой и мы смотрели дневные концерты по телеку пока Тереза была на работе в своем ресторане. Когда зимой наша дружба переросла в более близкие отношения, я предложил Мисси принять участие в нашем шоу. Начиная с самых первых концертов, пространство в самом конце сцены мы называли Игорный Дом Пого. Там мы держали все наше садо-мазо оборудование, в том числе клетку, на которой были установлены клавиши. Во время дебюта нашей новой шоу-герл, мы посадили ее в эту клетку и запустили туда цыплят.

КРУГ ВОСЬМОЙ — ОБМАННЫЙ — ВОРЫ

Люди частенько хотят знать о моих религиозных и философских установках. Некоторые люди спрашивают о моей ежедневной манере поведения. Я приведу вам несколько примеров. Можете спокойно вырвать эти страницы и прилепить их к двери маминого холодильника для быстрого ответа.

КРУГ ВОСЬМОЙ — ОБМАННЫЙ — СИМОНИСТЫ

Marilyn-Manson-Expands-Hell-or-Hallelujah-Tour-FDRMX

— Вспомни что-нибудь веселенькое из того времени.
— Студия находилась на бульваре Санта-Моника, где по вечерам пасется куча трансвеститов-проституток, и в один прекрасный момент мы решили, что можно поразвлечься. Мы по очереди выбирались на съем, но они почему-то боялись нас, так что несколько раз подряд пришлось возвращаться ни с чем. Когда настала очередь Пого, этот скинхэд с козлиной бородой вырядился в один из своих клоунских нарядов, раскрасился под Джина Симмонса и пошел на дело. Не успели мы приступить к нашим студийным делам, как он вернулся обратно в обществе достаточно смазливого бесполого создания и проследовал в соседнюю комнату. Мы моментально включили микрофоны,

КРУГ ДЕВЯТЫЙ — ВЕРОЛОМСТВО — ПРЕДАТЕЛИ ГОСТЕЙ

Шон Биван сказал тогда фразу, которая как нельзя лучше вписалась в тот момент, но я ее не помню. Может быть, Твигги помнит. (набирает номер, ждет, вешает трубку.) Его нет. Так вот, когда запасы мочи иссякли, вошел наш Сексуальный Привратник (Дэйзи Берковиц) и воскликнул с удивлением: «Что здесь происходит?» «Ничего особенного, — ответили мы. — Алисса принимает душ.

КРУГ ДЕВЯТЫЙ — ВЕРОЛОМНЫЙ — ПРЕДАТЕЛИ БЛАГОДЕТЕЛЕЙ

Каждый раз, когда я приходил в студию, я все больше чувствовал прогресс: теперь я делал альбом сам, без всевозможных менторов, менеджеров и психопатов. Чем больше наша работа приобретала конкретные формы, тем сильнее она притягивала нас в студию и сближала. Мы нашли замену Дэйзи -чикагского вегетарианца с отвратительным вкусом по части женщин — и прозвали его Зим Зам.

— ТЫ ВСЕ БЫСТРЕЕ УДАЛЯЕШЬСЯ ОТ ЖИВУЩИХ:
СКОРО ОНИ ВЫЧЕРКНУТ ТЕБЯ ИЗ СВОИХ СПИСКОВ!!
ЭТО ЕДИНСТВЕННОЕ СРЕДСТВО РАЗДЕЛИТЬ С МЕРТВЫМИ ИХ ПРЕИМУЩЕСТВО.

— КАКОЕ ПРЕИМУЩЕСТВО?

— НЕ УМИРАТЬ БОЛЬШЕ. «С ТОЧКИ ЗРЕНИЯ ВЕЧНОСТИ»

Ф. НИЦШЕ

0 0 0 0 0
Вконтакте
facebook