kirill
kirill 05.05.2016

Целлофановый терроризм: чем взрывают Новосибирск?




Конечно же, люди придумали пакет, чтобы сделать нашу жизнь удобней. И конечно же, как и все человеческие творения, он гордо повернулся спиной к своему создателю и ушел в извращенный мир российской действительности, где лампы Ильича торчат не из потолков, а из судорожно дрожащих и почерневших от отчаяния ртов, где удушливая смерть сидит на троне табурета и топором рубит в пьяные щепки хрупких людей. Сегодня пакет ненадолго остановился в Новосибирске. Город дрожит, город потеет лужами и дождем, ему действительно страшно и на это у него есть веские основания.

Террор — это шахматная игра белыми и черными пакетами. Черные скрытно ходят эвакуацией, накопительством и удушьем, а белые — привычными короткими шажками удобства. Ходят черные.

Гонзо журналист потребительского порно неспроста вышел из террористического поезда Апокалипсиса в Новосибирске. Он знал, что мы привыкли видеть предназначение пакета таким, каким оно закрепилось скрепами слабоумия в стереотипах общества — вмещать в себя гастрономическое изобилие. Быть маленькой каплей в океане удобств и обеспечения комфорта для гордого пакета унизительно обидно, поэтому он катится по земле, словно искусственно созданное перекати поле, и сеет ужас в человеческих сердцах. Он мстит за оттянутые очертания двухлитровых пивных бутылок, за свою короткую сопричастность к рождению и смерти товаров, за то, что он стал разноцветными порами земли, которые не могут ничего впитать, а могут только бесполезно гнить веками.

Человек наделил пакет двумя началами: деструктивным и созидательным. Созидательное прячет наши грехи от чужих глаз и придает количеством уверенность в завтрашнем дне. Деструктивное начало стало свидетелем подкожной жизни России, где сегодня не принято выставлять на показ свое желание испражнять бутылки до свиного визга, убирать последствия немой беседы на пальцах с желудком или хватать ноздрями галлюциногенные картинки клея.

Не удивительно, почему пакет стал самым страшным врагом не только для человека, но и для Новосибирска.

Пакет не остановился на скрытом разложении личности, он решил пойти дальше — взять в плен человеческое сознание и манипулировать им истерией и страхом. Пакет окончательно предал человека и стал женского пола.


В Новосибирске оставленный пакет никогда не лежит — он действует. Он возносится и смотрит на нас своим недовольным взглядом, заполняет собой все пространство и расширяет своей неизвестностью испуганную действительность.

Люди всегда боялись неизвестности больше, чем смерти.

Наверное, если бы люди знали, что после смерти всех ждет бесконечная жизнь в космической чаще, то никто бы не боялся неизвестного. Никто бы не боялся пакетов и не выходил бы из магазина с тяжелым счастьем в руках, взяв за тонкие сбруи неизвестность.

В 2015 году из-за пакетов с вещами два раза за день эвакуировали автовокзал. В 2016 году банк эвакуировали из-за пакета с банными тапочками. В Новосибирске постоянно эвакуируют сотни жителей из-за оставленного пакета с изобилующими вещами общества. Не важно что внутри, важно, что сам пакет красит наши будни в бесконечный траурный цвет.

Деструктивное начало перестало быть подкожной жизнью России и глухим свидетелем человеческих пороков.

Деструктивное начало пакета в Новосибирске трансформировалось в наружные страхи людей, в их страх перед всемирной террористической угрозой и попыток взорвать ТРЦ «Мегу» в понедельник утром. Наденьте на голову пакет, спрячьте многотонную бомбу безумия, возможно к вам приедут саперы и скажут, что угрозы не обнаружены. Что весьма спорно.


в центре внимания Вернуться на главную

цитата дня "России пошло бы на пользу, если бы у нас была серьезная оппозиция с серьезным подходом, опытные профессионалы и политики, которые могли бы посоперничать с действующей властью в лице президента Путина, которого поддерживает 90 % населения"
- Д. Песков
цифра дня 1.5 Столько лет лишения свободы получил новосибирец за столкновение тягача с самолетом