kirill
kirill 16.10.2015

Восставший из Сибири: Ермак




Ермак — это человек-термометр в доспехах, который выплывает из Иртыша покарать Сибирь лишь тогда, когда листья сыпятся с деревьев, как волосы с головы лысеющего невротика, а природа покрывается буддистским смирением под стальным снежным занавесом. Сегодня Ермак лизнул наш железный сачок и прилип к нему словно интеллектуалы в растянутых шарфах к стихам Бродского.

img_167

— Привет, батя. Как ты там в аду?

Ад— крутая штука. Вылез из котла и одновременно выясняешь отношения с Гитлером, занимаешься сексом с Катькой Второй, обсуждаешь тонкую иронию Достоевского с Петром Первым, периодически отвлекаясь на пьяный стендап Есенина. У нас тут русская коммуна, нетерпимая к зарубежной кухне.

— Повезло, расскажи, как ты завоевал Сибирь?

— Тук-тук

Кто там?

Смерть и забвение.

Примерно так все и было. Ты же знаешь, свободы от ханства не существует в разноцветной подарочной коробке, перевязанной лентами, она болтается на острие копья и оживает лишь тогда, когда утолит жажду в кишках аборигенов. Завоевывать земли — это бесполезный, холостой, мертвый труд, который, как вампир, оживает только тогда, когда всасывает в себя жизнь других людей, мы быстро  скакали по костям настоящих сибиряков, обгладывая их многовековую культуру, чтобы через столетия и века заново возродить первобытное величие и вдохнуть воздух в угнетенных тварей Сибири.

— Тогда зачем вы вообще начали покорять Сибирь, ради территориального поглощения?

— Чтобы утешить гребанного Ваньку. Он видел врага даже в своем отражении, думаю вы смотрели фильм «Царь» и догадываетесь под каким придурком нам приходилось коптить небо. Завоевания были «естественным» состоянием человечества, но Ваня захотел классового доминирования, суда Божьего, финансовой эксплуатации, строить новые остроги из костей местного населения. Расист. Царь постоянно находился под психологическим прессом, с одной стороны на него давила религия, а с другой — свет золота и тень пыток, он был вынужден самоутверждаться за счет бесконечных походов, которые позже стали для него добровольным крест на покатых плечах.

tlFDV05vJao

 

С одной стороны это было нам на руку, мы получали большие льготы, земли, подарки, определенную вседозволенность за чертой государства, а с другой — меня бесило узурпировать мирный народ ради блага маленькой кучки амбициозных людей, обрекать на жалкое существование и вечный рабский труд.

Что касается смерти, ты не забывай, мы жили в эпоху идеализации смерти и уравнивали ее с прекрасным. Прекрасное и достойная смерть, что может быть лучше для необразованного богатыря с завышенным уровнем тестостерона?

— Что тебе понравилось в Сибири?

— Здесь можно было говорить все, что угодно, никто не понимал твоего языка. Никаких табу или запретных не существует, захотел убил, захотел — изнасиловал. Здесь я открыл для себя новые горизонты похоти и понял, что стрелы можно пихать не только в колчан. Ладно, хватит уже о походах, когда я вспоминаю о Сибири мне становится жутко холодно даже в самой раскаленной части преисподней, вода начинает течь из ушей и тушить угольки боли.

— Какой у вас был статус в знакомствах?

— «В активном завоевательном походе».

— Почему убили Кеннеди?

— Отказался учиться на ветеринара.

— Почему люди скучные?

— Потому что не удивляются переменам вокруг.

— Как стать Ермаком?

— Собрать свой казачий отряд и передвигаются группами, напоминая головастиков.


в центре внимания Вернуться на главную

цифра дня 4 500 000 За столько новосибирские власти купили у Москвы десять трамваев
цитата дня «Будут дожди с порывистыми ветрами, полагаем, что будет происходить похолодание. В ближайшие сутки температура понизится до +13…+18 градусов»
- Р. Ягудин