Закат десантуры: ВДВ тогда и сейчас

Опубликовано 03 августа 2015 в 16:35
0 0 0 0 0

Гражданское население со времен СССР считается злокачественной причиной политической и мировой нестабильности, беспомощным и жутко капризным инвалидом, которого носит на руках армия, подмывает мозолистой ладонью между ягодицами и стирает обосранные пеленки в реках крови.

В библии русских стереотипов золотыми буквами высечено топором, что не служивший в армии мужчина стоит на таком низком физическом, нравственном и социальном уровне, что пренебрежительно судить его может даже пролежавший весь армейский срок в богоматере и улье дезертиров — госпитале. Военный всегда считался красивее гражданского, сильнее, жилистей, крепче, он снисходительно смотрит на убогих квазимод и старается брезгливым анатомическим превосходством стать вакциной для алкогольно-наркотических социальных инъекций.

Девки боятся погонов — те их подавляют. Звезды могут сделать с ними все, чего не приписывает устав и у военных это всегда получается. Получалось! Военные из наших грез стали вести себя вульгарно, отвратительно, перестали рвать на себе тельняшки и забивать до полусмерти бешено колотящимся сердцем прохожих, отказались от скафандров из арбузных корок, в общем, мы решили написать о закате армейской романтики, сморкаясь через строчку в платок и смазывая буквы слезами.

2XlUsPWYRTU

Прошел очередной пир во время чумы, праздничное постапокалиптическое родео, где вместо быка плелся замученный гей с парафиновыми рогами, штурм неба, шестая попытка рефлексии Николаева и главный вызов современности — день ВДВ. Десантники стропорезом вскрыли вены России и по привычки забили в ДНК кирзовым сапогом, как безжалостно, глядя на сахарные скулы смерти, забивают парашют в ранец, пошловато — безжалостную страсть к второму августа, отвратительный страх и надругательство над жителями ближайшего зарубежья. Люди по-прежнему находятся в духовном тупике, в лабиринте с пронзительно дышащим за спиной минотавром во второй день августа, но даже груднички могут понять, что золотые годы порнухи и десантуры давно пылятся в прошлом и мировым азартом правят только ежедневный революционный мандраж.

bA4cCGO60Uc

Десантник любит фонтаны, капитализм и не любит дрыщей. После присяги командиры срезают саперной лопаткой девственную социальную плеву, гражданка как идеологический фетиш прекращает свое существование и прошлое растворяется вместе с осколками гранат и гороховой каши. Пока десантники завоевывают нам острова в Раю, мы думаем как залезть в карманы их души цвета хаки и украсть последние гражданские пристанища — фонтаны. Щипачи в мэрии отключают военные купели, закрывают парки, но десантники не показывают острые клыки и не орошают головой землю осколками бутылок, их реснички дрожат как крылышки колибри и терпение перерастает в жуткое безразличие к себе, окружающим и наступает шелковое затишье.

iZJ7ytcWsIY

Настоящие десантники с усами как стебли лопуха и без половой бдительности состарились вместе со стонущими выстрелами Рембо в джунглях, заработали себе кресло чиновника и разбрасываю горсти разноцветных конфет своим избирателям. Экзистенциальные войны неба с хрупкими тельцами удобно расположились на мягких креслах автомобилей, они не отвечают военным запросам и десантным ТТХ, им нужен шашлык послаще, маленький американский берет и кокарду поярче, чтобы спуститься в шахту разврата и подсветить себе путь к отвратительной хабалке. Довольно жалкое зрелище, когда подобный Ганди пытается выглядеть поджаренным в котле войны либидо всея Руси и мошонкой имперской России — настоящим десантником в маргеловском берете и шрамах вместо пор.

Сейчас вдвешники отдыхают на дачах, а раньше отдыхали на стальных бастионах прикуривая из палящего по скуке дула.

gD7bGQsiQOI

Остается только надеяться, что в жизни каждого мужика наступит такое время, когда он начинает вместо приторной попсы слушать горький шансон, захочет заняться каким-то настоящим делом на пользу стране, защитить от нависших сфинктеров Родину и стать суровым как беломор, пить из трубочки ванильную боль, снять кожу и надеть тельняшку, носить маргеловский берет, который станет головой титанового гвоздя в фундаменте нового армейского Иерусалима.

0 0 0 0 0
Вконтакте
facebook