Город

Жизнь новосибирской собаки

Опубликовано 08 апреля 2015 в 14:35
0 0 0 0 0

Мы много тратим времени на безнадежные мечты о счастливой жизни в более успешном теле, часто слышим нытье о непогашенных кредитах и нереализованных подростковых планах. Одни считают, что земная несправедливость должна вознаградить удачной реинкарнацией, например, в собаку. Другие, не надеясь на перерождение и искренне веря в бесконечную загробную жизнь, смотрят с завистью на своих собак и с каждым днем все больше хотят оказаться в их шкуре.

Ежеденвно собаки спят по 15-20 часов, каждый стол готов пожертвовать для них кусок хлеба, люди видят в глубоких как черная дыра глазах собак длинный и извилистый путь к свободе от маниакальной нужды к деньгам, статусу и страстям. Возможно, собачья слюна и может потушить огонь страданий, но реальность всегда намного хуже любой выдумки: суровая жизнь преданных человеку существ переполнена страшными пороками, болью и хаосом. Чтобы это доказать, TNR проанализировал обычный день среднестатистической собаки в Новосибирске. Повествование идет со слов пса Тимофея:

Nina_Leen_01

«Я знаю, что люди делают странные, извращенные, а порой дикие вещи, но все же они остаются людьми. Тогда почему, когда я остаюсь наедине со своими страхами и веду себя как последний кретин, меня не могут назвать человеком? На самом деле, испортить пару резиновых ботинок и укусить велосипедиста ничем не лучше попыток жалких людишек развлечь себя игрой в покер или убить половину дня у телевизора.

Люди так же лижут друг другу задницы, но я это делаю из гигиенических соображений, что нельзя сказать про гомосапиенса с куском мыла в ванной

Сейчас начнется потрясающий интимный кадр: хозяева переплелись как корни деревьев, в комнате стоит запах абсолютной экзальтации и вот-вот должно произойти нечто, что приведет их в момент истинного блаженства. Я с наслаждением смотрю на хрупкую принцессу виртуозно подхваченную мужественным кормильцем, на глазах появляются слезы, хвост невольно начинает вилять и вроде бы я увижу все то, что воспевали поэты и за что умирали знойные лирики. Но вдруг я становлюсь той преградой на ноге принцессы, которая мешает этому круговороту любви, и меня выгоняют на улицу, так и не дождавшись блаженного вида, достойного картины Рубенса и порицаний Босха. Теперь я понимаю, что чувстовала многотысячная толпа фанатов, которая еле сдерживала эмойции, когда отменили концерт Мэнсона. Этот неудачный фрагмент жизни я попытаюсь быстро высвободить из себя у ближайшего столба.

Nina_Leen_12

Картину ритмичных покачиваний бедрами сменил непрерывный поток людей. Главное, не смотреть на машины, а то можно снова впасть в глубокий астрал и пропустить двусмысленные намеки соседской сучки —она явно на меня запала. Ко мне подошел плешивый худой мужчина, его не до конца отросшие усы могли рассказать о нем намного больше, чем автобиографическая заметка в газете, у него в руках была палка, а на лице предательская улыбка. Он размахивал палкой, предвкушая бурю ажиотажа и радости, как будто я должен был извиваться как червяк на крючке и посапывать от удовольствия. Так все и произошло.

Дебильные природные рефлексы, ненавижу!

Если мой новый факир делал вид, что кинул палку, значит я должен был побежать приблизительно по той же траектории, потакая бесчеловечному поступку. Меня всегда удивляла этот  парадокс, неужели для счастья нужно просто увидеть страдания другого животного, чтобы понять свое эволюционное превосходство? В такие моменты я мог зарычать, невербально послать обладателя деревянного мерила одновременно радости и боли в кошачью ж*пу, но я не могу снять с него свой напряженный взгляд, ведь он манипулятор, а я его жертва.

Nina_Leen_04

Мое бездействие прервал Боб — дворовой старожил, который неоднократно получал картошкой в лоб за затяжные ночные возмущения. «Эй, хочешь понюхать мой зад?», — спросил он. Боб всегда знал, как меня утешить. «Конечно», — ответил я, принимая предложение образовать непорочный круг, который был больше похож на танго или астронавта, смотрящего за дальними планетами, чем на жалкий фетиш. В этот момент я забыл о своем хозяине, о мужике с палкой, я ничего не мог делать, потому что акцентировался на внутренней утонченности Боба. Вдруг я услышал знакомы свист, хозяин курил на балконе и вспомнил о своем псе.

Хозяин вспомнил обо мне только тогда, когда ему стало скучно и понадобилось оправдать свою никчемную жизнь очередными командами «сесть, лежать, дай лапу, умри».

Сам умри, круглый дурак. Скажите, это нормально? Пять лет назад я понял, что ничего хорошего из моей упертости не выйдет, поэтому я даю ему лапу, да, я ложусь и умираю, но за это я получаю вкусную еду. По-моему, это справедливая сделка, свои унижения я меняю на душевные человеческие слабости, теперь я манипулятор, а человек — жертва.

Nina_Leen_11

Сегодня я снова буду долго спать, много есть, грызть обувь и наслаждаться жизнью. Я вижу, как хозяин с завистью смотрит на меня, а иногда даже срывается, но, как я уже говорил: «люди делают странные, извращенные, а порой дикие вещи, но все же они остаются людьми», за это мы им преданны и прощаем все обиды.

И не стоит забывать, что в первую очередь собаки в Новосибирске стоят на божественной службе светлых сил и борются с исчадием ада — кошками.

0 0 0 0 0
Вконтакте
facebook